Почему курды согласились сотрудничать с Асадом и Путиным

Недавно прогрессивные круги мира были потрясены вторжением турецких войск в Рожаву — сирийский Курдистан, который в 2012 году завоевал автономию от репрессивного режима Башара Асада. С 2015 года этот регион держал оборону от натиска «Исламского Государства», что высоко оценили американские военные.

В последние дни Турция ударными темпами ввела тяжёлую технику через границу с Сирией, взяв несколько населённых пунктов. За недолгое время противостояния курды потеряли более 100 бойцов и столько же гражданских. Сирийские демократические силы, как официально называют себя гражданская администрация и военное командование многонационального региона, оказались не способны эффективно противостоять турецким бомбёжкам без помощи США, которые отозвали войска невзирая на союзнические отношения с курдами.

Катастрофа заставила ДСС пойти на переговоры с режимом Асада и Путина. Курдский главнокомандующий Мазлум Абди в материале Foreign Policy объясняет, что всё это значит.

Если нам приходится выбирать между компромиссом и геноцидом, мы выбираем наш народ

Мир впервые услышал о нас, Демократических силах Сирии, в контексте хаоса гражданской войны нашей страны. Я служу в должности главнокомандующего. ДСС насчитывает 70 тыс. солдат, которые бились с джихадистским экстремизмом, этнической ненавистью и угнетением женщин с 2015 года. Они стали дисциплинированной, профессиональной боевой силой. Они не сделали ни единого выстрела в сторону Турции. Офицеры и солдаты США хорошо нас знают и высоко оценивают нашу эффективность и навыки.

Как я всегда говорил своим войскам, это наша война! Джихадистские террористы «Исламского Государства» съехались в Сирию со всего мира. Мы те, кто вынужден драться с ними, потому что они захватывали наши земли, грабили сёла, убивали наших детей и порабощали женщин. 

Мы потеряли 11 тыс. солдат, лучших бойцов и командиров, чтобы спасти свой народ от смертельной опасности. Я всегда указывал нашим войскам, что американцы и другие союзники — наши партнёры, и мы всегда беспокоились, чтобы их не обижали.

Несмотря на беззаконие войны, мы всегда оставались верны нашей этике и дисциплине, в отличии от других негосударственных а́кторов. Мы победили «Аль-Каиду», искоренили «Исламское Государство» и в то же время построили стойкую систему власти, основанную на малом правительстве, плюрализме и многообразии. Мы обеспечили жизнь арабам, курдам и арамейским христианам. Мы воззвали к многообразной сирийской национальной идентичности, открытой для всех. Таково наше видение политического будущего Сирии: децентрализованный федерализм со свободой совести и взаимным уважением к различиям.

Силы, которыми я командую, призваны защитить треть сирийской территории от вторжения Турции и её наёмников-джихадистов. Регион Сирии, который мы охраняем, стал безопасным пристанищем для людей, переживших геноцид и этнические чистки, совершённые турками против курдов, арамеев, ассирийцев и армян в последние два столетия.

Мы удерживаем более 12 тыс. террористов «Исламского Государства» в наших тюрьмах и опекаем их радикализированных жен и детей. Мы также защищаем эту часть Сирии от иранских ополченцев.

Когда целый мир не смог защитить нас, США протянули руку. Мы пожали друг другу руки и приняли их великодушную поддержку. По просьбе Вашингтона мы согласились убрать тяжёлое вооружение от границы с Турцией, разобрать защитные сооружения и отозвать самых закалённых бойцов. Турция бы никогда не атаковала нас, если бы американское правительство держало своё слово.

Теперь мы стоим голой грудью к турецким кинжалам.

Президент Дональд Трамп долго обещал отозвать американские войска. Мы понимаем и сочувствуем. Родители должны увидеть своих детей, смеющихся у них на руках, влюбленные хотят услышать шепчущие голоса своих партнёров, все хотят вернуться к себе домой.

Однако мы не просим американских солдат участвовать в боях. Мы знаем, что США — не всемирная полиция. Но мы хотим, чтобы США признали важность своей роли в достижении политического решения для Сирии. Мы уверены, что Вашингтон имеет достаточно рычагов для того, чтобы обеспечит устойчивый мир между нами и Турцией.

Мы верим в демократию, как центральный концепт, но в свете турецкого вторжения и экзистенциальной угрозы, в которую поставлен наш народ, мы можем пересмотреть наш союз. Русские и сирийский режим сделали предложение, которое может спасти жизни миллионов людей, живущих под нашей защитой. Мы не верим их обещаниям. Честно говоря, тяжело понять, кому можно верить. 

Но ясно то, что угроза «Исламского Государства» все ещё присутствует как сеть «спящих» ячеек, способных к восстанию. Большое количество его заключённых боевиков без надлежащей охраны это часовая бомба, способная взорваться в любой момент.

Мы знаем, что можем пойти на болезненный компромисс с Москвой и Башаром Асадом, если продолжим работать с ними. Но если нам придется выбирать между компромиссами и геноцидом нашего народа, мы наверняка выберем жизнь для наших людей.

У Сирии есть два пути: религиозная и сектантская кровавая бойня, если США уйдут, не добившись политического решения, или безопасное и стабильное будущее, если США использует свою власть и рычаги влияния для достижения согласия перед своим уходом.

Причина, по которой мы связались союзническими узами с США, это наша фундаментальная вера в демократию. Мы разочарованы и раздосадованы из-за текущего кризиса. Наш народ атакуют, и наша безопасность — это первостепенная задача. Два вопроса остаются открытыми: Как защитить наш народ? И до сих пор ли США — наши союзники?

/Mazloum Abdi, Foreign Policy. If We Have to Choose Between Compromise and Genocide, We Will Choose Our People. Перевел Дмитрий Мрачник


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...