Недовольные свободой: как некоторые украинцы оскорбились от обмена пленными

Олег Сенцов

После нескольких недель напряжённых новостей о готовящемся обмене пленными Россия все же вернула 35 человек, в числе которых всем известные анархист Александр Кольченко и режиссёр Олег Сенцов, которых держали в застенках с 2014 года, моряки Вооружённых сил и сотрудники СБУ, захваченные в прошлом ноябре, молодой парень Павел Гриб, похищенный из Беларуси со свидания с девушкой, и прочие. В аэропорту их встречали со слезами и объятиями десятки человек — родственники, друзья, просто сочувствующие, журналисты и официальные лица. Несколько дней почти вся Украина пребывает в состоянии эйфории, ведь наконец-то свершилось неожиданное, и наши люди снова на свободе. Но это событие радостно отнюдь не для всех.

После самых первых новостей о подготовке обмена послышались голоса, предупреждающие об опасности предприятия, которое, вероятно, заставит новое украинское руководство пойти на какие-то губительные уступки. Ведь Кремль не может просто так взять и отдать своих самых ценных пленников — он обязательно потребует взамен что-то, способное ослабить Украину в военном противостоянии и на международном уровне. Самым очевидным моментом уступок стало включение в обменный список боевика «ДНР» Владимира Цемаха, который причастен к сбиванию малайзийского «боинга» MH17 в 2014 году над Донбассом и является ключевым свидетелем для международной следственной группы.

Дескать, такого ценного террориста отдавать ни в коем случае нельзя, ведь так мы потеряем свои международные позиции, вызовем гнев Нидерландов, чьи граждане погибли в этой катастрофе, и чуть ли не согласимся с версией России, согласно которой во всем виновата противовоздушная оборона украинской армии. Цемаха похитили в начале лета 2019 года, но особо ничего ценного он не рассказал — по его словам, виновата во всём Украина. Тем не менее, группа евродепутатов успела написать обращение ко Владимиру Зеленскому аккурат за несколько дней до выдачи боевика.

Также были слышны отсылки к Конституции, которая прямо запрещает выдавать украинских граждан за рубеж — для суда или ещё чего. Действительно, Цемах — гражданин Украины, но насильно в Россию его никто ехать не заставлял. Процедура обмена пленными называется «обменом пленными» только риторически. На деле юридически происходит «взаимное освобождение удерживаемых лиц» с различным статусом. Осуждённых и в России, и в Украине отпускали как на поруки, так и с заменой реальных тюремных сроков на условные. Некоторым — например, Александру Кольченко — предложили написать прошение о помиловании. Он, разумеется, отказался признавать вину, которой нет, и тем более просить чего-то у Владимира Путина.

Александр Кольченко

Таким образом для части украинских пленных Россия нашла какой-то иной формальный путь для освобождения. Очень сомневаюсь, что обменные боевики, имевшие украинское гражданство, желали оставаться в тюрьме. Силой вытащить их оттуда и отправить в Москву законных путей нет. Кстати говоря, встреча в московском аэропорту прошла без всяких торжеств — прибывших с вещами сразу посадили в фургоны и увезли.

Остановимся подробнее на ещё одном голосе, который заявил о неравноценности обмена. Дескать, с украинской стороны были высланы опасные преступники и шпионы, а кто с российской? Допустим, 24-х моряков Россия должна была бы отдать так или иначе под прессом международного давления (ага, щас), а остальные пленные — просто обычные люди, часть из которых была захвачена исключительно по глупости (сами виноваты, вот пусть теперь и гниют в застенках, а то ишь!). Сильные державы офицеров на пешки не обменивают и никаких переговоров с террористами не ведут! Правда, сторонники такой позиции забывают, что даже непримиримый Израиль обменивал тысячу боевиков на одного солдата, ведь в этой милитаристской стране, не выходящей из военного положения, уже полвека, жизнь солдата важнее жизни командира. Не потому, что солдат владеет какой-то ценной информацией и может выступить свидетелем в суде, а просто потому, что государство Израиль заботится о своих рядовых гражданах. Солдат в плену имеет полное право рассказать всё, что знает, лишь бы избежать пыток, и будет уверен, что рано или поздно его спасут. И это нормально.

Прискорбно, что этот голос оказался так популярен. Впрочем, на факт обмена он никак не повлиял, так что любые спекуляции на тему «не надо было менять» остаются лишь вбросами, смею предположить — политтехнологическими. В данный момент ничего не известно о политических фигурах, стоящих за этим — все сообщения поступали от частных лиц и анонимных интернет-комментаторов. Особый интерес к освобождению украинских пленных имел бывший президент Петр Порошенко, которому не удалось добиться подвижек по этому и многим другим военным вопросам. Его жёсткая линия по отношению к Москве и международная коалиция не способствовали возвращению всех гражданских пленных, число которых медленно росло с 2014 года — команде президента удалось обменять только часть людей. Договорённость Кремля с новым президентом Владимиром Зеленским для него — словно очередная пощёчина после сокрушительного провала на выборах.

У меня нет никаких сомнений, что Порошенко искренне рад освобождению пленников, и хотелось бы верить, что все разговоры о предательстве национальных интересов — это действительно частная инициатива излишне взволнованных патриотов. Но верится с трудом. Волна этих помоев больше напоминает отработку «темников». С другой стороны, есть ещё один пласт недовольных обменом, для представителей которого идеологическое несовпадение с освобожденными пленниками — это не норма, с которой мирится любое здоровое общество, а смертельная угроза. Так, заместитель главы партии белых националистов «Национальный корпус» разродился конспирологической тирадой о «западных марксистах» Александре Кольченко, который вообще анархист, и об Олеге Сенцове, в принципе никак не обозначающего свои взгляды. Они, понимаешь, будут разрушать Украину во имя Сороса. 

Писаки из среды менее сдержанных неонацистов и традиционалистов считают, что Кольченко и Сенцов возглавят «гей-парады». И вообще они не настоящие герои и даже не мученики — не терпели пытки, неправильно голодали, выжили и вернулись на родину. И всё потому, что эти два человека имеют противоположные взгляды. Но эти словеса не то чтобы наносили какой-то вред — скорее, они свидетельствуют о вырождении правого политического спектра, у которого нет прогрессивных идей, способных привести украинский народ к лучшей жизни. У них вообще ничего нет, кроме обиды на современный мир и, в некоторых случаях, хорошей партийной кассы, которая тратится впустую. Протестовать против неискоренённой коррупции и недавнего становления автократии Владимира Зеленского они, конечно, не будут, а вот сделать крайними политузников, только вернувшихся из пятилетнего плена в застенках русских тюрем, это всегда пожалуйста.

На днях я услышал занимательную беседу группы людей старшего возраста, пивших кофе у остановки троллейбуса. В качестве концовки этого текста я приведу одну реплику из их обсуждения ситуации с обменом: «Ну, недовольны они, а чем недовольны? Что люди на свободе? А что они сделали? Вот чем они кому-то помогли? Ничем. Вот пусть и закроют рты».


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...