Призрак Пазолини, или Бедные российские полицейские

С 27 июля в Москве началась волна протестов. 3 августа прошла «несанкционированная» акция в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму. По данным ОВД-инфо, на последней акции задержан 1001 человек. Полицейские винтили всех — пожилых людей, подростков и даже случайных прохожих, которые шли на музыкальный фестиваль «Шашлык Live» и не собирались бунтовать.

Надо сказать, мы с парой знакомых цинично ждали, когда во френдлентах замелькает стихотворение итальянского левого писателя и режиссёра Паоло Пазолини про полицию. А довеском к нему станут призывы не наезжать на несчастных «блюстителей порядка» и войти в их «сложное положение».

Вот цитата из этого текста, написанного в июне 1968 года после драки итальянских студентов с полицией. Называется «Компартия — молодёжи!»

Когда вчера в Валле Джулиа вы бились
с полицейскими,
я симпатизировал полицейским!
Потому что полицейские – дети бедняков.
Выходцы из периферии, сельской или городской.
Что до меня, я достаточно хорошо знаю,
Как они жили в детстве и юности:
Каждая тысяча лир на счету, отец, который
Так и не повзрослел
Из-за нищеты, не дающей полномочий.
Мать, грубая как грузчик, или нежно-болезненная,
Как птица;
Множество братьев, лачуга
Среди огородов с красным шалфеем (на клочке
Чужой земли); окна на сточную канаву
Или квартиры в больших
Многоквартирных домах для бедноты, и так далее и
так далее.
И потом, смотрите на них, как они одеваются:
Будто клоуны,
Эта грубая одежда, пахнущая армейской пищей,
Ротной канцелярией и толпой.

А вот что пишет известный поэт и бывший секретарь литературной премии «Дебют» Виталий Пуханов — уроженец, между прочим, Киева:

— А почему все эти мальчики и девочки не идут на Тверскую митинговать? — спросил доброго волшебника один мальчик, разглядывая пассажиров на станции «Пушкинская».

— Они недостаточно сытые, — печально ответил волшебник и сглотнул слюну.

Ложная дихотомия «бесящиеся с жиру бунтари vs бедные полицейские» готова. Дорогие леваки, сейчас не 1968 год. Даже лица полицейских надёжно защищены шлемами, а мы против них — с голыми руками. У нас перед участием в митингах отнимают даже заколки для волос. Недавно полицейская, шмонавшая немолодую женщину, вытащила из её сумки пилочку для ногтей и сказала, что вернёт после митинга. Женщина была вынуждена рыться в грязном баке, куда охрана сваливала все отнятые вещи пополам с мусором.

Сейчас в России нет никаких студентов, избивающих полицейских на площадях. Студенту достаточно сказать омоновцу что-то не то — и парня огреют шокером или дубинкой. Есть ли у иногороднего общажника из небогатой семьи преимущества перед обнаглевшим от безнаказанности здоровенным лбом, у которого имеется полный арсенал оружия, всяческие поблажки, а в прошлом — льготная военная ипотека?

Пазолини противопоставляет многоэтажные дома бедняков элитным малоэтажным застройкам и виллам. Но почти все мы — бедняки из многоэтажек. Сколько народа с рублёвских дач приехало поскандалить 3 августа? Вопрос, конечно, риторический.

Студентка-левачка, работающая баристой в дешёвом кафе, семья, тратящая половину дохода на аренду, полунищие писатели и музыканты, рабочие, о которых стереотипно мыслящий человек подумает, что они «креаклы» (ну, а что — одежда чистая, страница в фейсбуке есть, пишут грамотно), художницы в шмотках из секонд-хэнда, пенсионеры и люди предпенсионного возраста, вынужденные сдавать комнаты, чтоб было чем платить за коммуналку, — все эти «изнеженные богачи» выступают против угнетённых ментов. И что, сел за это время хоть один мент? Хоть у одного были серьёзные телесные повреждения, хоть одного выгнали из учебного заведения или уволили? А протестующих бьют, увольняют и обещают исключить из вузов.

Все полицейские — из нищих семей? Знаю среди них сына риэлтора, отгрохавшего частный дом за городом, офицерских детей, получивших на халяву жильё, сына главврача и так далее. Прошлое поколение омоновцев, неплохо подработав и заручившись полезными связями в Чечне, шло в полицию не с голодухи, а потому, что больше ничего не умело делать. Среди моих дальних родственников есть полицейские в отставке — я стараюсь дистанцироваться от общения с ними, — и жили они богаче моих знакомых филологов. 

А кто в России самый влиятельный писатель, не считая  детективщиков и фантастов? Прилепин, бывший омоновец. Ему когда-то очень сочувствовала московская интеллигенция. Простой парень из села на Нижегородчине, а какой смелый, как тянется к искусству и свету!   

Даже если полицейский — иногородний или мигрант, он получает неплохие для человека из семьи бюджетников льготы. Лингвистка, приехавшая в поступать в аспирантуру из кубанской станицы, их не имеет. Её не учили ни драться, ни владеть табельным оружием. Ещё десять лет, и ей будет сложно устроиться на новую работу из-за эйджизма и сексизма работодателей, а потом она получит пенсию, по сравнению с которой пенсия мента — золотые горы. Но сегодня её клеймят как зажравшуюся дуру, а с полицией предлагают миндальничать, будто с больными детьми.

Кстати, больные дети есть у многих протестующих, и полиции на это плевать.

Некоторые россияне так ментолюбивы, что возмущаются деаноном ментов, хотя по закону «блюстители порядка» обязаны носить жетоны и предъявлять документы по первому требованию. Кого-кого, а полицейских не жалко. Ещё чиновников предложите пожалеть. Некоторые из них родились в райцентрах, долго и мучительно пробивались к власти, а особняка на Рублёвке так и не получили. Уже утираете слёзы кружевным платочком? Я тоже (нет). А геям и бисексуалам, которых, как Пазолини или Тома Финского, привлекают подкачанные парни в форме, лучше не тащить свои фетиши в левое движение: для этого есть БДСМ-салоны, в конце концов.  


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...