Почему Трамп не сможет выехать на «красной угрозе»

В преддверии избирательной кампании 2020 года администрация Дональда Трампа пытается изобразить президента щитом Америки против социализма. Сперва президент Трамп объявил в своем обращении, что Америка «никогда не будет социалистической страной»:

«В рамках новой смелой дипломатии мы продолжаем наше историческое стремление к миру на Корейском полуострове… Если бы я не был избран президентом США, то, считаю, мы бы сейчас вели большую войну с Северной Кореей….

…Мы поддерживаем венесуэльский народ в его благородном стремлении к свободе и осудили жестокость режима Мадуро, который благодаря социалистической политике превратил эту нацию из самой богатой в Южной Америке в крайне нищую и отчаявшуюся.

Здесь, в США, мы встревожены новыми призывами принять социализм в нашей стране. Америка была основана на свободе и независимости, а не на доминировании и контроле со стороны правительства. Мы рождены свободными, и мы останемся свободными. Сегодня вечером мы решительно заявляем, что Америка никогда не будет социалистической страной».

Совсем недавно Трамп наложил санкции на Кубу, Никарагуа и Венесуэлу. Администрация утверждает, что Куба и Никарагуа поддерживают режим Мадуро в Венесуэле. Они надеются, что использование санкций должно остановить поддержку Мадуро, подобным образом посылая предупреждения таким крупным силам, как Россия и Китай.

Но если предыдущие президенты могли называть эти латиноамериканские страны «государствами-изгоями», то администрация Трампа предпочитает акцентировать внимание на их социалистическом характере. Советник по национальной безопасности Джон Болтон делал это неоднократно. В частности, он заявил, что «сумерки социализма пришли на наше полушарие». Недавно Болтон сообщил группе кубинских эмигрантов во Флориде, что администрация уважает их мужество в борьбе со «злом социализма и коммунизма на полушарии».

Эта жесткая позиция к левыми латиноамериканским режимам продвигается администрацией как свидетельство ее «антисоциалистической добропорядочности». Республиканцы долго стремились победить на выборах, играя на страхе перед красной угрозой. Потеряв обе палаты конгресса и президентский офис на выборах 1932 года, республиканцы отправились в долгое политическое изгнание. Это закончилось в конце 40-х годов, когда республиканцы обнаружили, что могут победить на выборах, обвинив администрацию Трумэна в том, что она «проиграла Китай» и набита советскими агентами и сторонниками коммунизма.

Страх перед фиаско на выборах подтолкнул демократов к ошибкам во внешней политике в период холодной войны — они не хотели выглядеть мягкими по отношению к коммунизму. К 1950 году Трумэн успешно отделил Северную Корею от Южной. Он мог бы уже закругляться, но вместо этого вторгся в Северную Корею, втягивая в войну Китай и продлевая ее на несколько лет. Чтобы не казалось, будто он «проиграл Южный Вьетнам» коммунистам, Линдон Джонсон усилил американское присутствие во Вьетнаме, задержав объединение страны на несколько лет, но в конечном итоге не сумев предотвратить его. Республиканцы смогли воспользоваться этим. Если демократы пытались выйти из войн, то мягко относились к коммунизму. Если демократы втягивали Америку в трясину, они были некомпетентными лидерами. Это было беспроигрышным для Республиканской партии.

Более того, республиканцы быстро поняли, что распространение слухов о связи Демократической партии с социализмом может дать им фору на выборах, и активно занимались этим во время борьбы против Medicare в 60-х годах, называя такую систему «социальной медициной»:

«…еще в 1927 году американский социалист Норманн Томас, шестикратный кандидат в президенты по списку Социалистической партии, заявил, что американский народ никогда не будет голосовать за социализм. Но, по его словам, под именем либерализма американский народ примет любой фрагмент социалистической программы.

Существует много способов,  с помощью которых наше правительство вторглось в частные владения граждан, помогающие им зарабатывать на жизнь. Наше правительство занимается бизнесом, поскольку владеет более чем 19 000 предприятий, охватывающих 47 различных направлений деятельности. Это составляет пятую часть от общего промышленного потенциала Соединенных Штатов…

Одним из традиционных методов навязывания этатизма или социализма народу является медицина. Очень легко замаскировать медицинскую программу под гуманитарный проект. Большинство людей неохотно выступает против всего предполагающего медицинскую помощь людям, которым, возможно, не на что лечиться.

Теперь американцы, если вы скажете им о социальной медицине и дадите им возможность выбора, без колебаний проголосуют против нее».

Они сделали это, хотя программа индивидуального медицинского страхования была принята во многих странах Западной Европы — союзниках США по НАТО. Действительно, США сыграли основную роль в создании базы всеобщего европейского здравоохранения — согласно плану Маршалла и системе Бреттон-Вудса, в западноевропейские государства были  направлены огромные инвестиции и фискальная помощь. Предполагаемые «сторонники коммунизма» в администрации Трумэна посчитали, что лучший способ помешать западноевропейским государствам стать коммунистическими — это поддержать их в создании сильных общественных служб, которые создали бы и защитили широкий набор экономических прав. Но когда демократы попытались распространить на американцев те же экономические права, которые они обеспечили западноевропейцам, республиканцы обвинили их в попытке подражать Советскому Союзу.

Республиканская партия сочла эту стратегию настолько эффективной и полезной, что постепенно расширила список подразумеваемого под «социалистическим», включив в него почти все, что когда-либо предлагал любой демократ. Она дошла до полного абсурда, когда назвала социализмом Obamacare — политику, созданную консервативным Фондом наследия и поддержанную республиканцем Миттом Ромни в ту пору, когда он был губернатором Массачусетса. В эпоху Обамы консервативные мемы часто изображали Обаму как своего рода ленинца:

Это уже было перебором. Цепляя ярлык социализма даже на «новых демократов», республиканцы снизили его убедительность. Советский Союз развалился еще до моего рождения, а мне 27 лет. Слово «социализм» больше не имеет коннотаций с ужасами СССР для моих ровесников и даже для людей старше меня на десяток лет. Если республиканцы продолжат рассказывать американцам, что социализм — это Obamacare или бесплатная медицина, в какой-то момент американцы начнут в это верить.

Уже сейчас это видно по опросам. В 1949 году Институт Гэллапа опросил американцев, что для них значит социализм. В октябре прошлого года он задал тот же вопрос. В 1949 году самым популярным ответом было: «Все контролируется правительством». В последнее время гораздо больше американцев отвечают: «Равенство», — или даже: «Лекарство для всех». В августе Институт обнаружил, что большинство американцев моложе 30 лет впервые выказало более позитивное отношение к социализму, чем к капитализму. Эти цифры меняются даже в относительно короткие сроки: социализм набрал шесть баллов в рейтинге против капитализма только за последние два года. Между тем, программа бесплатной медицины получает в опросах наивысшие оценки, и аудитория FOX аплодирует Берни Сандерсу, когда он говорит об этом.

Вместо того, чтобы создавать оппозицию Medicare-For-All, республиканцы просто избавили социалистический ярлык от негатива, позволяя всем видам левых войти в политический мейнстрим. Сандерс был слишком далек от Демократической партии 1960-1970 годов, решив баллотироваться в качестве кандидата от третьих лиц в 70-х, а затем, как независимый кандидат, — в 80-х. Но если социалистический ярлык включает в себя даже таких центристов третьего направления, как Барак Обама, его уже невозможно использовать, чтобы выставить Сандерса экстремистом.

Единственный способ возродить эту линию атаки — заново связать ее с какой-то антиутопической внешней угрозой. Но Советский Союз исчез, а красный Китай делает «айфоны». Сегодня администрации Трампа остается демонизировать и обвешивать санкциями горстку банановых республик. Будет ли это кому-нибудь интересно?

/Benjamin Studebaker, Why Trump Can’t Red-Bait His Way Out of 2020. Перевел Дмитрий Мрачник


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...