Кому на Руси зиговать хорошо: чем живут в преддверии выборов украинские ультраправые

В Украине на сегодняшний день представлены все группы крайне правого политического спектра. Выбор — на любой вкус: тут тебе и модные белые националисты, заявляющие о завоевании Европы, и традиционалисты, которые хотят отката в тёмные монархические времена, и обычные неонацисты со свастиками и кельтскими крестами, и традиционные националисты, следующие идеалам ОУН. Правда, представлены они в микроскопических масштабах, и имеют поддержку на уровне статистической погрешности. Но если свезти их со всей Украины в один город, полиции придется очень трудно, а она, как мы знаем, трудиться не любит. В таких случаях представители этих течений могут как покошмарить чей-то бизнес или политиков, так и заняться своим любимым делом — «ультраправым насилием».

Основная доля «ультраправого насилия» сводится к хулиганству и мелкому бандитизму, а иногда, чисто для души — нападениям на акции левых. Организованные неонаци занимаются старым добрым рекетирством, отжимами, политическим рейдерством и контрабандой, просто вместо понятий у них — расовая теория, а вместо дублёнок и штиблетов — черные футболки с поп-артом и тактические кроссовки. Так-то о политике с яркими эмоциями и стойкой верой в никому не нужные арийские идеалы серьезные неонаци не думают — в священную расовую войну верит только энергичная молодежь, которой не повезло попасть под влияние более опытных прохвостов. Те, кто имеет в ультраправой среде свой бизнес или связи с большой политикой, верят только в деньги, наркотики и предметы роскоши. И наоборот, кто имеет активистский вес, тот стремится к большой политике и деньгам.

Звучит парадоксально, но в Украине и ультраправые, и ультралевые молодежные группы происходят примерно из одних и тех же социальных слоев. Невзирая на идеологическую противоположность, у них общая мотивация и образ жизни, а иногда и общие увлечения. Но вот только приток людей и ресурсов идёт к ультраправым, потому что они смогли разработать более доступную для понимания идеологию, применимую к текущему политическому моменту, и обеспечили собственные механизмы социальной мобильности. Ультраправые имеют связи с партиями, силовыми структурами, криминальными группами, бизнесом, куда и устраивают своих приверженцев. Они налаживают взаимопонимание и идеологический контакт со всеми, у кого есть деньги и сила. Можно сколько угодно говорить об их интеллектуальной несостоятельности, аморальности, подлости и лживости, но это все не отменит факта их превосходства в организации, ресурсах и политической поддержке.

Конечно, все это сильно ослабило самостоятельность ультраправых групп, но по прежнему обеспечивает им возможность реализоваться как «городским викингам». Так, на сегодняшний день наиболее успешные группировки правых — от популистов до неонацистов — строго распределены между крупнейшими политическими силами, которые сейчас активно соревнуются за пост президента и места в парламенте.

Кому-то покажется смешным, но у действующего президента есть свои правые, которые долго перекупались и цеплялись на крючки уголовных дел. Сейчас они даже идут на выборы единым блоком. Конечно, выписок со счетов широкой публике никто не предоставит, ровно как и не покажет дела из ведения СБУ. Однако ряд публичный действий и прочая информация, находящаяся в открытом доступе, четко обозначает, кто есть кто. Акции, направленные на врагов президента, как и поддержка его друзей, ясно даёт понять, кому служит часть правых брендов. Хозяин одного из них даже имел честь сопровождать главу государства на вручении Томоса об автокефалии православной церкви.

Другая крупнейшая фракция, имеющая собственное подразделение сперва в милиции, а затем в Национальной гвардии, с самого начала своего существования всем обязана министру внутренних дел Украины. А ведь совсем недавно — в начале 2017 года — все значимые правые вместе молились под стенами парламента и обещали идти против системы. Очевидно, вопрос денег и свободы у ключевых фигур движения сыграл определяющую роль, и сегодня они обслуживают интересы своих патронов, даже если рядовым участникам это неочевидно. Нациократия? Хунта? Белая власть? Нигушки. Ни вожди правых, ни их заместители в это не верят. Возможно, неонацизм для них важен лишь чисто эстетически — так-то они давно осознают, что просто рубят бабки, подкрепленные грубой силой и дерзостью.

Почему так происходит? Окружающая коррупционная действительность нашей страны пропитала плесенью большинство фигур любого политического спектра уровнем выше аматорского. Если вождь за деньги оказывает услугу какому-нибудь кандидату или его партии, а затем, после ничем не закончившей серией борьбы с застройками получает в новом ЖК квартиру, дальнейший бизнес-план становится очевиден. Под купленные акции подтягивается идеологическое обоснование, и в дальнейшем все действия планируются уже с учётом денежной выгоды, что бы там не вешали на уши молодым и наивным радикалам из пригородов. Это классическая схема работы политических партий Украины, так что ничего кардинально нового в организации правого движении нет. С противоположной стороны, если хотите, было ровно то же самое — вспомнить хотя бы «Боротьбу» и то тлетворное влияние, которое она оказала на украинских левых.

Проблема не столько в популярности правого движения — они популярны не более и не менее других трендовых культурно-политических тем. Хипстер, надевший футболку с рунами, никого резать скорее всего не будет, как и не будет грабить, послушав «Кровосток». Проблема в условиях, которые сводят политическое недовольство и чувство справедливости к столь уродливым формам, как фанатичный вождизм под соусом теорий заговора и сумасшедших политических идеалов. Паршивая жизнь, безработица, коррупция, разваленное образование и отсутствии перспектив — почва, благодатная не только для социального протеста и революции, но и для фанатичной ненависти и ее монетизации.  
И покуда с этим ничего не изменится, преступления на почве ненависти будут воспроизводиться сами собой — под брендом пацанских понятий, расовой теории или вообще без всякого обоснования.

С этим нужно что-то делать.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...