Милицейский нацизм

Должно быть, вы уже слышали слова министра внутренних дел Беларуси о необходимости усилить борьбу с нацизмом. Игорь Шуневич насчитал в Беларуси целых три тысячи нацистов и сразу же кинулся «укреплять нравственные ценности беларуского общества». Также Шуневич отчитался за десятки уголовных и административных дел за демонстрацию нацистской символики и про сотни неких «лидеров нацистов», привлечённых к ответственности. По его словам, количество таких преступлений в последние годы резко подскочило. И виновата в этом… Европа! Именно оттуда в Беларусь ползёт весь неонацизм, гитлеры и свастики, вызывающие сердечные приступы у ветеранов. В последние годы многие сотрудники печально известного ГУБОПиК (отделения МВД, занимающегося преследованием молодёжных субкультур и политических радикалов) дали ряд интервью и комментариев, где высказались в том же направлении. Мол, нацизм наступает, защитим память дедов, выдавая посадки субкультурных нациков и футбольных хулиганов за борьбу против коричневой чумы.

Что ж, борьба с нацизмом – дело хорошее. Кто же с этим будет спорить? И сотрудники карательных структур старательно работают над созданием имиджа передовых борцов, защищающих беларусов от человеконенавистнической идеологии и её кровожадных носителей. Правда, картина эта от начала и до конца является ложью. И сейчас объясню, почему.

Прежде разберёмся, что такое нацизм. В узком смысле нацизм, он же национал-социализм, он же германский фашизм, – государственная идеология гитлеровской Германии в 1933-1945 годах. То есть это одна из вариаций тоталитарной идеологии фашизма. Самая же популярная на сегодня форма фашизма – это т.н. неонацизм. Так как данная статья – не научное исследование, позволим себе использовать слова «нацизм» и «фашизм» как синонимы.

Вот основные черты фашизма:

  • Культ сильного государства и сильной власти. «Всё для государства, ничего против государства и ничего вне государства», — какговорил Муссолини.
  • Отрицание демократии, культ власти. Никакого равенства, никакого самоуправления. Закономерно, отсюда вытекает презрение к правам человека и гражданским свободам.
  • Вождизм. Вождь, фюрер, дуче, лидер нации — необходимая икона в нацистском пантеоне.
  • Милитаризм и захватническая идеология. Расширение государства и закабаление соседних народов.
  • Ксенофобия — в самых разных ее проявлениях. Это может быть «научный» расизм, как в гитлеровской Германии, а может — бытовой шовинизм, плотно укоренённый в умах властвующих: против людей другой национальности, цвета кожи, сексуальной ориентации. Прежде всего под ударом меньшинства.

Вдумчивому читателю из Беларуси эти пункты должны показаться до боли знакомыми, даже родными…  Как же они соотносятся с нашей милицией?

Культ государства. Президент не раз говорил, что Беларусь – страна сильной президентской власти, что «нам необходимо сильное государство». То же самое напрямую пишется и в учебниках по государственной идеологии Республики Беларусь. Шуневич же и его ведомство охраняют это сильное государство — это их прямая функция. Количество ментов на душу населения у нас наибольшее в мире. Дубинка, бюрократия, начальство – возведены в культ, и нам ни на секунду не дают забыть, кто в стране хозяин. Так что фашистский принцип сильного вездесущего государства не только объявляется – выполняется на все сто.

Антидемократизм. Свободного человека для милиции просто не существует. Приказы начальства, планы по задержаниям и протоколам – существуют. А права человека – нет. Именно милиция пропихивает чудовищные антиэкстремистские законы, когда людей задерживают и штрафуют за репосты, картинки и комментарии в соцсетях. Вдумайтесь: за несколько кликов мышкой против человека поднимают целую бюрократическую машину — оперативников ГУБОПиК, участковых милиционеров, судей, секретарей судебного заседания.

Это милиция избивает людей и волочёт по асфальту за то, что они осмелились выйти на улицы своих городов. Это милиция пытает людей в отделениях, избивает за неповиновение и сажает тех, кто заступается. Это милиция убивает людей, а потом говорит, что они «совершили самоубийство». Это Шуневич пропихивает усиление тотального контроля: от видеокамер на каждом углу до идентификации комментариев в интернете.

В последнее же время они перешли очередную грань. Шуневичу и одному из его подчиненных – Дмитрию Цаюну уже есть дело не только до того, чем мы занимаемся на улице, но и до того, что мы делаем в постели. Пример этому – атака СОБРа на вечеринку свингеров под Минском. В тот же ряд – постоянные облавы на ЛГБТ-вечеринки. Теперь милиция хочет решать, какие формы сексуального контакта беларусу дозволены, а какие – нет. В пояснениях к произошедшему милицейские чины вновь твердят о том, что таким образом охраняют «нравственность общества». Правда, есть нюанс – само общество их об этом не просило.

Очень похожая политика была и в Третьем рейхе. НСДАП старательно доводила до немцев информацию, с кем им спать можно, а с кем нельзя. И, конечно, обосновывала это не только заботой о чистоте расы, но и моралью. Можно только поздравить Шуневича с выбором такого замечательного примера для подражания. Таким образом милиция выполняет практически всю грязную работу по уничтожению наших прав и свобод. И это в чистом виде фашистская практика.

Вождизм. Это отличительная черта Беларуси в целом. Культ личности Лукашенко начала не милиция, а холуи из числа государственных пропагандистов, ошибочно называющих себя  журналистами. Милиция зато радостно его подхватила. В каждом кабинете милицейского начальника висит портрет Лукашенко, милиционеры никогда не оспаривают и не ставят под сомнение его авторитет и раболепствуют при каждом удобном случае. Тот же Шуневич неоднократно подчёркивает свою готовность «выполнить любой приказ Президента».

А теперь, что касается ксенофобии. Так сложилось, что у меня есть довольно богатый опыт взаимодействия с сотрудниками МВД самых разных ведомств. И могу ответственно заявить: если не все, то абсолютное большинство из них по своим взглядам – ксенофобы и расисты. Помню, как бывший начальник 3-го управления ГУБОПиК, Александр Литвинский, навещая меня в колонии №15, возмущался тем, что «нацисты в Беларуси поднимают голову!». А после добавлял: «Я негров тоже не люблю. Но я же их не бью!»

Помню, как оперативник Вадим Шамёнов в ИК-17, проводя со мной «профилактическую беседу», рассказывал, что в поступке Андерса Брейвика виноват… мультикультурализм! Зато в Минске он может, по его мнению, ходить спокойно, зная что его «хачи не отпиздят». А как тут не вспомнить известный разговор сотрудников могилевской милиции, опубликованный в 2008 году?

И это – не предрассудки отдельных работников. Точно так же МВД действует и на организационном, системном уровне: разгоняет гей-прайды, проводит рейды против ромов и т.н. «нелегальных мигрантов», публикует гомофобные заявления от своего имени. Ирония в том, что как раз-таки ненависть к мигрантам и ЛГБТ – основная часть всех современных неонацистских движений всего мира!

Кроме всего вышеуказанного МВД активно репрессирует антифашистов. Количество антифа, посаженных под разными предлогами (началось это в Беларуси практически сразу после Майдана – как реакция на участие в нем футбольных фанатов), уже перевалило за десяток. Статьи: наркотики, хулиганка.

Меня самого уже дважды судили за посты в фейсбуке, в которых я осуждаю нацизм.

Итак, что мы имеем по итогу: беларуская милиция состоит преимущественно из расистов и ксенофобов, которые ненавидят демократию и права человека, стремятся контролировать частную жизнь граждан, служат авторитарному государству, молятся на ее вождя и сажают в тюрьмы антифашистов. Таким образом, МВД подходит почти под все формальные признаки фашистской организации, а его сотрудники доходят при этом в своей наглости до того, что изображают из себя борцов с фашизмом!

Я уже молчу про то, что кумиры Шуневича – НКВДшники, убили и запытали в Беларуси столько людей, что никаким нацистам и не снилось.

Справедливости ради стоит отметить: да, действительно МВД в Беларуси сажает субкультурных неонацистов. Да, они в Беларуси действительно есть. Но давайте посмотрим объективно: большая ли от них опасность? Много ли кого они убили или покалечили в последние годы? Есть ли в Беларуси социальная почва для того, чтоб неонацисты стали угрозой обществу? Или, быть может, у беларуской молодёжи сейчас мода на неонацизм? Очевидно, что на все вопросы ответ – нет. И если сравнить, сколько зла и насилия причинили беларусам милиционеры и неонацисты, очевидно, что перевес будет на стороне первых. И потому не думаю, что побеждать сторонников нацизма ещё большим, государственным нацизмом – хорошая идея.

И последнее. Я глубоко убеждён, что сегодня нацизм – это не столько свастики и Гитлер, сколько отрицание прав человека, ненависть к тем, кто не похож на тебя и думает по-другому. Нацизм – это системное насилие для удержания власти, это контроль государства над тем, что ты читаешь, смотришь и репостишь. Нацизм не начинается газовыми камерами и геноцидом – он ими заканчивается. А начинается с преследования инакомыслящих и насилия от имени закона.

Ютуб-канал автора — Radix


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...