Леваки и пушки. Часть первая

Партия черных пантер

Огнестрельное оружие для гражданского использования — болезненная для левых тема. В их стане можно услышать массу позиций как за, так и против, но все сойдутся в одной мысли: люди нуждаются в пространстве, безопасном для жизни. Копья ломаются в спорах о том, как именно этого добиться. Кто-то считает, что гарантия мира и спокойствия — это пистолет за поясом у каждого гражданина; кто-то будет настаивать на методах уменьшения вреда, к которым относятся ограничения на оборот оружия; кто-то мудро признает, что все зависит от места, времени и прочих обстоятельств. Универсального рецепта, как искоренить из общества насилие и прочий криминал, пока не придумали.

Предлагаем вам ознакомиться с подходом к обороту оружия, который разрабатывает  Центра безгосударственного общества (Center for a stateless society) — мозгового центр американских левых либертарианцев.

Группа вооруженных альт-райтов на акции в Шарлотвилле, 2017

Демократическая партия годами занималась проблемой контроля за оборотом оружия. Ограничение, как они утверждали, — это единственный путь снизить насилие с использованием огнестрела и спасти человеческие жизни. Их действия предполагали защиту цветных людей, бедняков, представителей ЛГБТ… Но действительно ли ограничительные меры помогают слабозащищенным людям? С подъемом движения альт-райтов резко возросло количество преступлений на почве ненависти — расизма, исламофобии и так далее.

Мир продолжает быть опасным местом. Государственная пропаганда «борьбы с терроризмом» только способствует нападениям на мусульман, арабов и тех, кого могут за них принять. Атакуют также тех, кто находится вне рамок образа мужчины или женщины, а «защитники прав мужчин» выступают в колледжах с речами, в которых оправдывают домогательства, преследования и даже изнасилования женщин, тем самым создавая небезопасную атмосферу в местах учебы. Копы направляют свой фанатизм против представителей коренных народов Америки, небелых и транс-людей.

Отношения альт-райтов и Дональда Трампа только способствуют укреплению таких насильственных тенденций.

Встает вопрос: как бороться с преступлениями на почве ненависти и защитить людей, за которых никто не заступается? Многие верят, что ситуацию спасет ужесточение уголовной ответственности, но ряд правозащитных организаций США считает иначе. Продлить тюремные сроки за преступления на почве ненависти, конечно, очень легко. Вся загвоздка в том, что слабозащищенных людей наказывают тюремным заключением гораздо жестче и чаще, чем привилегированных, и получится, что карательная система просто подсадит к ним их же насильников. Таким образом преступления будут процветать и в тюрьме. Не самый лучший способ защитить людей, вводя их в зависимость от пенитенциарной системы, которая уже приносит им больше вреда, чем пользы.

Благодаря движениям вроде Black Lives Matter («Жизни черных имеют значение»), протестам против милитаризации правоохранительных органов, волн тюремных бунтов, которая прокатываются по всей стране, и выпуску об этом документального фильма «13th», тюремно-полицейская система предстала перед публикой во всей своей красе. Многие осознают присущий этой системе фанатизм и отстаивают идеи ее реформирования вплоть до полного запрета полицейского государства и всего тюремно-промышленного комплекса.

Для поиска решений проблемы многие также оглядываются на исторические и современные примеры защиты прав человека, практикуемые множеством движений. «Плоды ислама», «Тренировки для исламских девушек», «Диаконы за правосудие и справедливость», «Вооруженная черная гвардия», «Черные пантеры», «Коричневые береты», «Народный освободительный фронт», «Розовые пистолеты», «Фронт освобождения коренных народов», «Ружейный клуб Хью Ньютона» и многие другие показали на деле, как маргинализированные люди и сообщества используют огнестрельное оружие для самозащиты, защиты от преступлений на почве ненависти, полицейского беспредела и массы политических вызовов.

Как говорил Хью Ньютон: «Мы никогда не защищаем насилие; нам навязали насилие. Но мы верим в самозащиту для себя и черных людей, а также всех маргинализированных людей».

Хью Ньютон (справа)

Но не должен ли контроль за оборотом оружия защищать маргинализированных людей? Как ни странно — нет, он не работает. На деле этот комплекс законов имеет абсолютно противоположный эффект — он лишает слабозащищенные слои населения единственного возможного средства защиты перед лицом насилия. На самом деле у контроля за оборотом оружия вполне себе расистская история. Многие из ранних законов об оружии в США были приняты для того, чтобы не дать черным — как рабам, так и свободным — владеть оружием из страха перед бунтом. Восстание Джона Брауна и армии рабов, сформированной в ходе войны Севера и Юга, сделало эти опасения реальностью. Для порабощенных ружья означали свободу. Десятки лет спустя, в 1956 году, когда движение в защиту прав черных находилось на пике, Мартину Лютеру Кингу отказали в разрешении на покупку оружия даже после покушения на его жизнь. Малкольм Икс убеждал афроамериканцев использовать для самозащиты любые средства, «Черные пантеры» в открытую маршировали с оружием. Тогда Национальная стрелковая ассоциация впервые вклинилась в государственную оружейную политику.

До тех времен НСА была именно тем, что гласило ее название: клубом владельцев оружия. Ее участники были больше сосредоточены на обучении приемам стрельбы, чем на политике, но из страха перед «Черными Пантерами» НСА помогла Рональду Рейгану протолкнуть закон о контроле за оборотом оружия, известный как Акт Малфорда. Да, НСА начала свою политическую карьеру с борьбы за ограничение на покупку оружия, основанную на расистских предрассудках.

Позже так называемый «здравый смысл» контроля за оборотом оружия был занят уже левыми с их «борьбой против фанатизма». Пути разрешения покупки огнестрела до сих пор строятся на анализе психического состояния и проверок уголовного прошлого человека. Но в обществе, где вытесненные на окраины жизни люди куда чаще становятся жертвами полиции и тюремной системы, такой подход абсолютно несправедлив. Людей нарекают уголовниками даже за ненасильственные преступления или попытки самозащиты, которые приводят к тому, что доступ к оружию для них навсегда закрывается.

В таком обществе маргинализированные люди больше всего страдают от насилия и его ужасных последствий — их оставляют безоружными наедине с душевными травмами и прочими проблемами по части здоровья. Это приводит лишь к еще большему насилию и прочим социальным кошмарам.

Американская антифа-милиция

Меры борьбы с вооружением населения, которые препятствуют оптовой закупке огнестрельного оружия или некоторых его категорий, означает лишь то, что правительство и его силы имеют монополию на такое оружие. Оно оставляет нас беззащитными перед лицом насилия. Даже такие способы, как акциз на патроны, в первую очередь делают беззащитными перед криминалом самых бедных американцев.

Итак, огнестрельное оружие гораздо эффективнее против преступлений на почве ненависти, чем уголовные статьи за преступления на почве ненависти. Но что же нам делать, чтобы защититься от массовых перестрелок и прочих видов вооруженного насилия? Это неотложный вопрос. Как говорили в старину, «не оружие убивает людей, а люди убивают людей».

Быть может, настало время заняться конкретно теми, кто совершает насильственные преступления, и попытаться понять причины их действий? Далее мы изложим идеи реальных действий, которые можно предпринять для обуздания вооруженного насилия и защиты от преступлений на почве ненависти, которые сделают общество безопаснее.

Читать следующую часть

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...