О преодолении кризиса культуры (1913)

Отто Ганс Адольф Гросс
перевод с немецкого С. К. Дмитриева

Представляем вниманию полемическую статью Отто Гросса, в которой анархист-психоаналитик задолго до Вильгельма Райха, Герберта Maркузе, Эриха Фромма или Рональда Лэйнга описывает революционный потенциал психоанализа. Спасибо читателю Michael Mets, предложившему этот текст для публикации.
В статье «О преодолении кризиса культуры» Гросс писал о конфликте «между своим и чужим, между врожденным и внушенным, между благоприобретенным и навязанным», о трагическом содержании этого конфликта «индивидуальности с вторгшимся в ее внутренний мир авторитетом» и о том, что психология бессознательного «призвана стать ферментом бунта внутри самой психики, освободить индивидуальность из плена собственного бессознательного. Она призвана сделать людей внутренне способными к восприятию свободы и тем самым призвана стать предтечей революции». Согласно Гроссу, революционер должен разбираться в психологии бессознательного, его надо этому учить. Свои соображения на этот счет он изложил в статье «О функциональном духовном образовании революционера» (1919). Через посредничество Франца Юнга Хаусман впитывал идеи Гросса и, таким образом, может считаться пропагандистом его идей. Позднее Хаусман так сформулировал главную идею, усвоенную им в ходе общения с «гроссистами»: «Отто Гросс осознал, что в семье, где господствует мужчина, ребенок должен выработать линию поведения, направленную против системы угнетения, учитывающую болезненно воспринимаемый конфликт между своим и чужим». Освобождение от вытесненных в подсознание болезненных комплексов Гросс видел не в психотерапии, как Фрейд, а в устранении патологических симптомов построенного на принципах господства и насилия «отцовского» мира.

Otto_GrossЭти строки являются (запоздалым) ответом на нападки, с которыми Ландауэр выступил в своем «Социалисте» против психоанализа и непосредственно против меня и которые тогда остались без ответа, так как господин Густав Ландауэр отказал мне в публикации моей статьи в своем листке. Сегодня я остановлюсь лишь на сути его нападок. Что же касается личных моментов, то единственное, что я могу сказать: «Г-н Ландауэр гнуснейшим образом исказил истину».
Психоанализ же будет энергично пропагандироваться на страницах журнала, первый номер которого я планирую выпустить вместе с Францем Юнгом уже в июне.

Психология бессознательного есть философия революции, она призвана стать ферментом бунта внутри самой психики, освободить индивидуальность из плена собственного бессознательного. Она призвана сделать людей внутренне способными к восприятию свободы и тем самым призвана стать предтечей революции.

Небывалая переоценка ценностей, которая должна произойти в ближайшее время, начинается уже сегодня в результате появления учения Ницше о душе и открытия З. Фрейдом, так называемой техники психоанализа. Эта техника представляет собой практический метод, который впервые позволяет высвободить бессознательное для эмпирического познания, то есть позволяет нам познать самих себя. Таким образом, рождается новая этика, основывающаяся на нравственном императиве действительных знаний о себе и своих ближних.

Самым потрясающим в этой новой «необходимости познания истины» является то, что мы, оказывается, до сегодняшнего дня ничего не знали о самой сущности, о главном, не знали о необычайной ценности самих вопросов — о нашем бытии, нашей внутренней жизни, о нас, о человеке и даже не были в состоянии об этом спросить. Теперь мы знаем, что каждый человек, каждый из нас располагает и пользуется лишь мизерной частью того, что составляет его психическую личность в целом.

Если единство общей функции, единство сознания разорвано, значит, произошло отделение бессознательного, которое перестало управляться и контролироваться сознанием и не поддается никакому самовосприятию. Это касается любой психики без исключений.

Я исхожу из того, что метод Фрейда и существенные результаты его применения стали уже общеизвестными. Согласно Фрейду, нецелесообразность и недостаточность психической жизни являются последствиями внутренних переживаний, вызывающих напряженный конфликт и носящих аффектный характер, которые в свое время — прежде всего в раннем детстве — были исключены из непрерывности самоосознанной внутренней жизни как кажущиеся неразрешимыми и с тех пор из области бессознательного в качестве контрастных мотивов продолжают оказывать неконтролируемо разрушительное воздействие. Я полагаю, что значительно более важным для осуществления вытеснения является именно внутренний конфликт, а не сексуальные моменты — утопией остается, однако, то, что Карл Вернике писал о конфликте как о причине болезни. Сексуальность является универсальным мотивом для бесконечности внутренних конфликтов, но не сама по себе, а в качестве объекта сексуальной морали, которая находится в неразрешимом конфликте со всем — ценностью, волей и действительностью.

Как выяснилось, сама сущность этих конфликтов в основе своей восходит к весьма широкому принципу, к конфликту между своим и чужим, между врожденным и внушенным, между благоприобретенным и навязанным.

Этот конфликт индивидуальности со вторгшимся в ее внутренний мир авторитетом является, как правило, трагическим содержанием периода детства.

Чем внутренне богаче индивидуальность, чем прочнее ее самобытность, тем трагичнее конфликт. Чем интенсивнее и раньше способность к сопротивлению внушению и вмешательству начнет выполнять свою защитную функцию, тем интенсивней будет конфликт, ведущий к разрыву, тем раньше он углубится и обострится. Избавлены от этого лишь натуры, индивидуальные способности которых настолько слабо развиты и обладают настолько малой сопротивляемостью, что под давлением внушения — под влиянием воспитания — они просто атрофируются и исчезают вообще, натуры, направляющие мотивы которых, в конце концов, полностью состоят из приобретенного чужого материала оценок и привычек реагировать. У таких характеров второго ранга может сохраниться мнимое здоровье, то есть ненарушенное функционирование душевной цельности или, точнее, остатка души. Индивид же, стоящий выше сегодняшней нормальности, в существующих условиях не в состоянии избежать болезненного конфликта и достичь своего индивидуального здоровья, то есть полного гармонического развития своих индивидуальных, высших возможностей, заложенных в его врожденных способностях.
gross
Из этого следует, что подобные характеры, независимо от того, в какой форме они проявляются — преступают ли закон и мораль, возвышаются ли в позитивном смысле над средним уровнем посредственности или же представляют собой сломанных и больных, — воспринимаются с омерзением, презрением или с сочувствием как исключения, доставляющие беспокойство и подлежащие искоренению. Необходимо понять, что требование сегодняшнего дня — относиться к людям как к здоровым, борцам, сторонникам прогресса, приучать их к этому и в свою очередь учиться у них.

Ни одной революции, принадлежащей уже истории, не удалось установить торжество свободы индивидуальности. Все они прошли впустую, в лучшем случае явились предтечами новой буржуазии и завершились в суетливом псевдожелании навести порядок в общепринятом его понимании. Они провалились потому, что прежний революционер носил авторитет в самом себе. Сегодня мы уже можем сказать, что рассадником всех авторитетов является семья, что связь между сексуальностью и авторитетом, отчетливо просматривающаяся во все еще существующем патриархате, сковывает любую индивидуальность.

Все кризисы высокоразвитых культур сопровождались жалобами на распад института брака и ослабление семейных уз — брак, как известно, является институтом преимущественно крестьянским; в этой «тенденции к безнравственности» между тем не слышно жизнеутверждающего этического призыва к избавлению человечества. Все опять вернулось на круги своя, а проблема избавления от смертного греха, проблема порабощения женщины ради детей осталась нерешенной.

Сегодняшний революционер, вооруженный психологией бессознательного, видит отношения полов свободными и счастливыми, он борется против изнасилования в его первобытном виде, против отца и отцовского права.

Грядущая революция — это революция, утверждающая права матери. И не важно, в какой форме и какими средствами она будет совершена.

Источник: “Дадаизм в Цюрихе, Берлине, Ганновере и Кёльне. Тексты, иллюстрации, документы”

Вам также может понравиться...