Пролетариат и Отечество

Денис Горбач
edinaukraina
Что на практике означает оккупация Крыма для среднестатистического украинского пролетария, живущего в другом регионе? Главным образом, сужение выбора опций при планировании летнего отпуска. Придется лететь в Турцию, кто побогаче, или осваивать берега Приазовья и Бессарабии, кто победнее, или заняться «зеленым туризмом» (кто побогаче – в Карпатах, кто победнее – над собственными овощными грядками). Для отдельных, особо «удачливых» граждан – это ещё и бюрократический ад и неизбежные финансовые потери, связанные с окончательным оформлением «разрыва в отношениях» с малой родиной. Наверняка семейные драмы и ссоры в «Одноклассниках» и по телефону с давними родственниками и знакомыми. Ну, конечно, сентиментальные воспоминания о каких-нибудь крымских местах, сыгравших особую роль в биографии человека. Но этим, пожалуй, и исчерпываются непосредственные, «материальные» связи украинских трудящихся с Крымским полуостровом. Все остальное – патриотическая пропаганда, почерпнутая из органов народного просвещения и средств массовой информации.

Не то для представителей буржуазии: именно для этого класса понятия «нация» и «Родина» имеют не абстрактное, а вполне осязаемое значение. У братьев Клюевых, например, в Крыму остались солнечные электростанции, приносившие ранее баснословные прибыли, в частности благодаря щедрому государственному субсидированию. Теперь новый руководитель Крыма Сергей Аксенов обзывает их бизнес мошенничеством и намерен разобраться по всей строгости. На данный момент все электростанции компании Activ Solar приостановили работу. Обидно и больно.

У Дмитрия Фирташа теперь головная боль с «Крымским титаном» и «Крымским содовым заводом», входящими в его корпорацию: после страшилок о перекрытии Северо-Крымского канала тамошнее начальство уже заявило, что заводам г-на Фирташа придется серьезно озаботиться экономией воды, это теперь дефицит.

Ринат Ахметов уже пообещал, что ни за что не расстанется с крымскими активами принадлежащего ему «Укртелекома»: будет обеспечивать крымчанам связь с миром, несмотря ни на что. Другое дело, не придется ли все же потом поделиться с российскими коллегами? Уже были озвучены планы «Ростелекома» по приобретению телекоммуникационных сетей в Крыму.

Петр Порошенко вынужден накануне выборов объясняться перед избирателями по поводу принадлежащего ему «Севморзавода»: действительно ли Минобороны РФ там решило разместить заказ на $140 млн или придется заводу патриотически простаивать?
Другой известный корабел, Константин Жеваго, терпит убытки из-за простоя на подконтрольном ему судостроительном заводе «Залив»: заказов нет, клиенты перепуганы политической обстановкой.
Это не говоря уж о ритейлерах, поставщиках, грузоперевозчиках, почтовых и курьерских службах.
В общем, режут по живому.

Не зря нация – явление, неразрывно связанное с капитализмом как исторически, так и сущностно. Словосочетание «буржуазный национализм» ведь на самом деле не обзывалка, а тавтология: других национализмов и быть не может, ни феодального ни пролетарского. И если для большинства граждан, не отягощенных частной собственностью на средства производства, по-прежнему справедливым остается античная максима «Где хорошо, там и родина», то для буржуазии родина – это там, где капитал.

Многие представители офисной интеллигенции еще во время Майдана удивлялись: зачем тому же Ахметову или Фирташу вот это вот все терпеть? Почему они не продадут все свои заводы-пароходы да и не будут счастливо доживать свой век на тропических островах? Для вопрошающих это было бы вполне оправданным решением: в самом худшем случае продать квартиру-машину и махнуть куда подальше искать лучшей жизни. Не говоря уж о менее привилегированных рабочих, которым совсем нечего терять. Но нельзя мерить такой же меркой человека, контролирующего 4% ВВП страны. Куда он из этой страны уедет? И что он без этой страны, точнее, без капитала, в ней расположенного?

А что он будет делать со страной, от которой оттяпали кусок, разорвав хозяйственные связи, необходимые для нормальной работы его предприятий? А если этот кусок, к тому же, собирается проглотить другая страна, где есть свои капиталисты, голодные и более зубастые? А если есть риск гражданской войны, при которой вообще весь бизнес пойдёт под откос? Да он не то что будет выступать за единство нации – он, вместе с товарищами по классу, и является этой самой нацией.

И именно для защиты его интересов как раз и существует национальное государство (оно же буржуазное, и опять же, других давно уж нет). Главная задача государства – эффективно защищать права собственности, это вам любой классик либерализма скажет. При этом, само собой, чем больше собственность, тем больший у нее приоритет в глазах государства: в первую очередь заботятся об интересах крупнейших акционеров, а миноритарии могут годами ждать выплаты причитающихся им дивидендов. Если государство с этой своей главной задачей не справляется – случаются неприятные истории, вроде той, которая разразилась этой зимой и до сих пор еще не окончилась.
И конечно же, это касается не только Украины. Почему при всем публичном негодовании в адрес России Евросоюз не спешит с экономическими санкциями, французское правительство преспокойно отправляет россиянам «Мистрали», а немецкие корпорации обмениваются активами с «Газпромом»? Видимо, потому что есть соображения более важные, чем «права человека» или «неприкосновенность госграниц в послевоенной Европе». Если «европейским нациям», т.е. европейской буржуазии, будет необходима война с российскими коллегами, она случится, а пока что, стало быть, нет такой надобности.

Кажется, последнему патриоту должно быть понятно, кому на самом деле нужно национальное единство. Однако же люди по обе стороны «фронта» на Донбассе предпочитают убивать и погибать за патриотизм, духовность и национальные идеалы. Время такое: любую классовую рознь нужно оставить на потом! А самые талантливые из них ещё и умудряются делать вид, что это всё «по марксизму». Ведь украинский национализм – он освободительный и пролетарский, а, с другой стороны, ДНР – это ж почти что рабочее государство, разве только немного деформированное в ходе консервативного поворота. И это печально.

Вам также может понравиться...