Конструктивность и радикализм

Тов. Шиитман

718px-Conjurer_Bosch
Забавный парадокс: слова “конструктивность” и “умеренность” в массовом сознании ассоциируются с рациональностью и эффективностью. В то время как “радикализм” и “максимализм” – с утопизмом, мечтательством, несерьёзностью.
При этом практика показывает обратное.

“Конструктивные” профсоюзы выродились в конторы для выписывания путёвок. “Конструктивные” политики вполне могут эффективно наполнять свои карманы, только вот их личный успех, как правило, не имеет никакого отношения к декларируемым ценностям. Много ли завоеваний у охотно идущей на компромисы КПУ на социальном фронте? Если называть “реальной политикой” не позирование в перед телекамерой и распил бюджетов, а достижение поставленных целей по преобразованию общества, то суммарная эффективность системных левых тут на порядки ниже, чем у “несерьёзных” радикалов, при несравнимо-меньших ресурсах. Реальные примеры из Украины – это неоднократно заваленные Трудовой Кодекс, Закон об Образовании, Закон о Мирных Собраниях. Кризис европейской социал-демократии – это не только кризис кейнсианской экономической модели, это ещё и кризис “старых левых” партий, которые окончательно оторвались от своих революционных корней.

Многие левые исповедующие парламентский карго-культ завидуют успеху нацистской “Свободы”. Но сами они, заменяя левую риторику на социал-популистское бормотание, выпускают из виду тот факт, что “Свобода” успешна ровно настолько, насколько она радикальна. Если бы они не атаковали своих оппонентов, не вели бы подчас карикатурную, но эффективную борьбу за символы, не продвигали бы публично свои самые дикие нацистские идеологемы, то никакое финансирование не подняло бы их “реально-политический успех” выше уровня какой-нибудь “Нашей Украины” после 2010. И дело не в количестве избирателей (избиратели появились позже), а в той непропорционально-большой роли, которую эта сила играла и играет в политической жизни. Завоевала она эту роль исключительно благодаря своей образцово-“неконструктивной” позиции. И намечающееся сейчас снижение популярности Свободы объясняется тем, что, пригревшись в тёплых креслах, её функционеры всё чаще идут на компромиссы, тем, что Свобода всё больше становится частью “системной оппозиции”. В этом отношении очень показательной является трансформация Михальчишина.

Сказочки о “глупости” и “несерьёзности” радикализма придумали и активно поощряют либо ищущие себе оправданий трусы, либо вчерашние радикалы, которые пришли к успеху, променяв свои принципы на власть, деньги и влияние. Только вот добились они власти и денег не путём компромиссов и вежливости, не благодаря умению уважать чужое мнение и не благодаря уважению к закону. Путь “серьёзных и конструктивных” политиков частенько усеян таким количеством трупов и предательств, что Нечаев бы заплакал от зависти. Они не отбросили свой радикализм, они просто перевели его в другое русло.

Политика – это не только борьба идей, это ещё борьба сил, которые стоят за этими идеями. Игра по правилам – прерогатива того, кто эти правила устанавливает. У остальных есть выбор – либо быть лохом и надеяться обыграть наперсточника, либо попытаться перевернуть ему стол.

Вам также может понравиться...