Главные друзья нацизма

Тов. Шиитман

У нацизма есть два незаменимых друга, без которых он бы не мог бы становиться серьёзной силой. Это Глупость и Трусость.

Глупцы верят, что могут манипулировать нацистами и использовать их в своих интересах и они продолжают верить в это до последнего, хотя на самом деле объектом манипуляции являются они сами. Консервативные политики, пытающиеся использовать ультраправых против конкурентов слева, «аполитичные» общественники, которые надеются получить легко-управляемую боевую массовку и распорядиться ей в благих целях, даже некоторые «левые», жаждущие любым путём нарастить свою численность. Они вытаскивают нацизм из его убогого гетто и тащат его на ораторские трибуны, в прессу и на телеэкраны, они очищают от налёта маргинальности слова «национализм» и помогают ультраправым конструировать исторические мифы, надеясь в конечном счёте отобрать их у наивных зигующих дурачков, законсервировать, принарядить, покрыть лаком и с выгодой перепродать. Только вот в конечном счёте продают и покупают их самих, а любовно сконструированные ими маски становятся ещё одним обличьем нацистов.

Трусы надеются, что если они будут достаточно лояльными и покладистыми, то их не тронут. Для того, чтобы монстр не напал, достаточно накрыться одеялом с головой и крепко-крепко зажмурить глаза. Ещё хорошо помогает хорошее настроение, ирония и здоровое чувство юмора имбецила. У нас нет никакого фашизма, 88 на самом деле обозначает «целую нежно», ха-ха-ха, фашизм победили в 45, хи-хи-хи, вы путаете фашизм и нацизм, пук-пук-пук, давайте же будем уважать все точки зрения, ах-ах-ах. Трус не обязательно боится именно физического насилия со стороны ультраправых, гораздо больше он боится выбиться из круга себе подобных, нарушить закон молчания.

Когда депутаты в Верховной Раде «в шутку» фотографируются с символикой субкультурных неонаци — это признак того, что глупцы уже выполнили свою работу и смогли протащить своих вероятных могильщиков на самый верх. И теперь дело за трусами. Впрочем, не стоит так уж сильно разделять две категории — большинство защитников ультраправых гармонично сочетают в себе оба качества.
39441_2_800x600
В любой ситуации можно остроумно пошутить про случайно доставшиеся номерки, рассказать, про важность свастики для индуизма и кельтского креста для христианства. И вообще можно вспомнить, что любой символ относителен и не подлежит однозначной интерпретации. Симпатики наци очень любят притворяться «противниками цензуры», особенно в той ситуации, когда реальной цензурной угрозы их подопечным нет, как, к примеру в современной Украине. Никто не запрещает цифры 14 и 88 ни вместе, ни по отдельности. Более того, у нас даже кельтский крест не запрещен, равно как волчий крюк и прочие правые символы. А органы, которые (чисто-теоретически) могли бы реализовать подобный абсурдный запрет, как раз вполне лояльны к неонаци и предпочитают бороться против «неуважения к религии и традициям». Трусам нравится выглядеть борцами, а бороться приятнее всего против несуществующего противника, который не может приставить нож к горлу.

Все споры о «символике», они, на самом деле, совсем не о символике. Речь не об ограничении, а о верной интерпретации политических символов, о том, что субкультурный расист, сегодня пишущий 14 слов на заборе, завтра может пойти защищать белую расу на практике, и уже с ножом. Или же о том, что политик, использующий символику Дэвида Лейна и (о, пошлость) Гитлера вряд ли будет работать на благо свободы и демократии.

Очень часто глупость и трусость идут рука об руку. Хрестоматийный пример — журналист Луканов, который активно боролся за право ультраправой журналистки Билозерской получить лево-либеральную немецкую премию, не так давно активно прорекламировал у себя в фейсбуке текст Евгении Хасис в котором та защищала ФСИН от нападок Толоконниковой. Текст был размещён на ультраправом украинском сайте http://solidarnist.org.ua/, на котором ведутся кампании в защиту «правых политзаключённых», например Дацика или организаторов взрыва на троещинском рынке. Потом Луканов оправдывался тем, что не знал кто такая Хасис.
Возникает очевидный вопрос: может ли человек, не знающий кто такая Евгения Хасис и не способный понять, что находится на сайте субкультурных неонацистов, вообще иметь какое-либо мнение по вопросам связанным с ультраправой тематикой? Не может. Точно также как он не может говорить о цензуре
после того как поддержал администрацию КМА в конфликте вокруг выставки Украинское Тело.
Но золотое перо украинской журналистики не желает признавать, что оно затупилось. Уже несколько дней спустя Луканов пишет юмористический пост о том, что в надписи «1488» на ларьке в котором торгуют иммигрант нет никакого нацизма. При этом приводится уже процитированная выше аргументация в стиле «хи-хи-хи, пук-пук-пук», дескать, а докажите, что это нацисты, и вообще, разве у нас проблем других нет? 300 зафиксированных нападений по мотивам межнациональной розни? Так это капля в море, давайте лучше послушаем какую я смешную частушку написал. И вообще, давайте уважать точку зрения друг друга, давайте будем добрее и не будем развешивать ярлыки!

Настоящие нацисты, как правило гораздо эстетичнее, чем их добровольная группа поддержки. Вполне можно понять врага (понимание ничуть не мешает его ненавидеть), можно понять убийцу и фанатика, но вот понимать труса и глупца — противно.

Вам также может понравиться...