Кубинские анархисты при диктатурах Батисты и Кастро

В. Дамье.
libertario_cuba
В марте 1952 г. на острове установилась диктатура Ф.Батисты. Анархисты выступили против нее. Либертарии приняли активное участие во всеобщей забастовке, объявленной Национальным исполкомом профцентра КТК (состоял из генеральных секретарей отраслевых федераций) против переворота. Помещения КТК были захвачены полицией и войсками. В некоторых секторах, особенно тех, где имелось влияние анархистов, стачка действительно приняла всеобщий характер; транспорт и торговля были полностью парализованы. Однако быстрая капитуляция буржуазных политиков привела к свертыванию забастовки. («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1952. Junio. No.3. P.2-4). Анархисты резко осудили подавление новыми властями забастовки работников национализированной компании «Аутобусес модернес». (AIT – aňo 1952. P.7).

Военная хунта первоначально заявила о том, что намерена сохранить все гражданские свободы. Все профсоюзы могли продолжать работать, их помещения были открыты. Открыты были и помещения Кубинской либертарной ассоциации КЛА, которая также работала легально. («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1952. Junio. No.3. P.4). В апреле 1952 г. «Эль Либертарио» после трех номеров была официально закрыта. (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.83-85, 87). Анархисты пытались продолжать выпуск «Эль Либертарио», могли собираться и высказывать свои идеи, сохраняя дистанцию от политиков. Росло влияние синдикалистской фракции в профсоюзах – НСД. На 8-м национальном рабочем конгрессе (начало мая 1953 г.) либертарии заключили соглашение с рядом других течений, и это позволило завоевать в Национальном исполкоме КТК места секретарей по организационным вопросам, по профсоюзным вопросам, по культуре и одно из мест в Руководящем совете. Анархисты работали над созданием Синдикалистской школы под эгидой секретаря по профсоюзному образованию. Конгресс постановил провести провинциальных конгрессов трудящихся и создать провинциальные федерации. Либертарии рассчитывали завоевать посты генсеков в двух из таких федераций, а также важные посты в четырех других. Активная работа по «проникновению» шла в национальных отраслевых федерациях, прежде всего – работников металлургии, древесной и пищевой промышленности. («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1953. Octubre. No.6. P.13). 26 июля 1953 г. анархист Борис Санта-Колона участвовал в повстанческом штурме казарм «Монкада» и погиб при этом. (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. Eine libertäre Betrachtung der kubanischen Revolution. Berlin, 1983. S.92).

К началу 1955 г. большинство активистов КЛА было организовано в группы, работавшие в отраслевых профсоюзов. Эти группы действовали внутри союзов и пытались «ориентировать» их, занять в них ответственные посты вместе с активистами других некоммунистических тенденций (всего анархисты работали в 100 профсоюзах страны).

4 сентября 1954 г. диктатор Батиста в одном из выступлений вынужден был признать, что анархо-синдикалисты столь же «вредны» для его режима, как и коммунисты. Другие члены КЛА, прежде всего, в провинции, работали изолировано на местах. Репрессии против либертарного движения носили эпизодический характер. В Гаване полиция обыскивала помещение КЛА («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1955. Enero. No.10. P.8), иногда дело доходило до перестрелок. Изымались книги и архивы (S.Dolgoff. op. Cit… S.93). В различный местах был арестован ряд анархистских активистов, но их очень быстро освободили. Эль Либертарио» оставался под запретом по обвинению в «заговоре против властей», анархисты издавали внутренний бюллетень КЛА и орган либертарной группы в профсоюзной федерации пищевиков «Солидаридад гастрономика».

Вместе с «аполитичными» синдикалистами из Независимого национального рабочего комитета анархисты делали радиопередачу. Но она испытывала серьезные финансовые трудности. («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1955. Enero. No.10. P.8). В 1955 г. на радио в Гаване существовала передача «Либертарный час», выходившая в эфир утром по воскресеньям в течении часа. Анархисты участвовали также в передачах в Клего-де-Авила (провинция Камагуэй; ежедневно) и в Пинар-дель-Рио (несколько раз в неделю). Либертарии Кубы работали в гражданских ассоциациях, ассоциациях родителей учащихся, которая вела борьбу за улучшение образования), ассоциациях отдыха, библиотеках, участвовали в различных культурных и общественных мероприятиях. («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1955. Noviembre. No.11. P.2).

Переизбранный Национальный совет созвал анархистов в марте 1955 г. на Национальную либертарную конференцию. Она проходила 24 апреля 1955 г. на натуристской финке в деревне Кампо-Флоридо (провинция Гавана). Участники ратифицировали решения трех предыдущих конгрессов и обсудили сложившуюся ситуацию. Они осудили «ограничение свободы во всех ее аспектах… и преследования», политику по ухудшению положения народа, рост налогов и заявили: «мы противостоим режимом всеми нашими силами» и намерены сотрудничать с теми, кто борется за восстановление свободы. (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.83-85, 87). В работе приняли участие также многие анархисты из провинции Пинар-дель-Рио.

В повестку дня были включены отчет Национального совета, вопросы организации, политическая ситуация на Кубе, работа в профсоюзах, среди крестьян, студентов и молодежи, международные связи и т.д. Учитывая необходимость «дать молодежи идейную ориентацию», было решено издать брошюру программного характера, а также документ, касающийся отношения анархистов к национальной и интернациональной ситуации. Участники постановили начать выпуск печатного издания «доктринального» характера. Что касается рабочего движения, делегаты постановили усилить работу среди трудящихся, создать синдикальные группы там, где их еще не было, а также орган связи между этими группами. Было решено учредить орган связи Либертарной молодежи, пользующийся полной автономией в своей работе. Создано также автономное Либертарное студенческое бюро. Конференция одобрила ряд внутриорганизационных мер, а также призвала к проведению континентального и всемирного конгрессов анархистов.

Началась реорганизация Либертарной молодежи Кубы. Были проведены встречи с молодыми либертариями из профсоюзного и студенческого движения. С 23 мая 1955 г. развернулась серия дискуссий, первая из них была посвящена теме «Либертарии в антикоммунистическом рабочем движении Кубы». («Boletin Informativo. Comision Continental de Relaciones Anarquistas». Montevideo, 1955. Noviembre. No.11. P.2 –3).

В 1956 г. КЛА выпустила написанный М.Салинасом и Кастро Моску «Либертарные проекции», в котором обличалась «злополучная политика Батисты» и в то же время содержалось предостережение против повстанческого движения во главе с Фиделем Кастро. О последнем течении говорилось, что оно не заслуживает «никакого доверия», «не соблюдает компромиссов и борется только за власть». (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.83-85, 87).

В том же году либертарии распространили 50-тысячным тиражом манифест, в котором разоблачали грязные маневры и коррупцию в официальном рабочем движении и разъясняли позицию КЛА. (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. S.92).
На Американской анархистской конференции в Монтевидео 14 апреля 1957 г. (КЛА представляли Кастро Моску и Хосе А.Альварес) были подвергнуты критике все диктатуры.

В локале КЛА в Гаване происходили тайные встречи антибатистовского подполья и вооруженной тренировки активистов, включая членов «Революционного директората» и «Движения 26 июля». Некоторые анархисты индивидуально присоединились к повстанцам. Так, Х.Лима и Луис Линсуаин участвовали в «Движении 26 июля» – первый в городском подполье, второй – в партизанской зоне на севере провинции Орьенте. Гораздо более плодотворным было сотрудничество либертариев с другими революционными группировками. Пласидо Мендес примкнул ко «Второму фронту Эскамбрая». Аресту подверглись погибший в тюрьме Исидро Моску вместе с группой своих товарищей, готовивших вооруженное восстание в провинции Пинар-днль-Рио, Х.Лима, Хуан Р.Альварес, Роберто Бретау, Л.Линсуаин, П.Мендес, Клаудио Мартинес, М.Барбейто и многие другие. (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.83-85, 87).

В 1957 г. анархисты бросили открытый вызов продиктаторскому руководству КТК. Выступая на 24-м Национальном совете КТК, Кастро Моску отверг официальный доклад генерального секретаря Конфедерации Э.Мухаля и заявил, что ее функционеры нарушают принятые решения КТК и ведут в профсоюзах партийную и электоральную политику. КЛА постановила, что ее члены должны уйти с ответственных постов в Конфедерации. Соблюдая это постановление, подали в отставку секретарь КТК по организации М.Барбейто и секретарь по вопросам культуры Абелардо Иглесиас.

Несмотря на цензуру и трудности продолжала выходить «Солидаридад гастрономика», отстаивавшая либертарный социализм и критиковавшая большевизм и франкизм. Публикацию возглавляли Хуан Р.Альварес, Доминго Алонсо, Мануэль Гонсалес (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.84-85).

К моменту установления новой диктатуры Кастро в КЛА насчитывалось около 2 тысяч членов (Rozhovor s kubanskym anarchistou Frankem Fernandezem // Svobodna Prace. 1999. Leto. № 16. S.47). В целом, во второй половине 1950-х гг. ассоциация имела группы в Гаване, Пинар-дель-Рио, Сан-Кристобале, Артемиса, Сьего-де-Авила и Мансанильо, а также отдельных членов по всей стране. Число сторонников было намного выше – от 80 до 100 тысяч. В провинции Пинар-дель-Рио в одноименном городе члены КЛА имели радиостанцию и оказывали влияние на профсоюзы табачников, пищевиков, а также на электриков, строителей, плотников, транспортников, банковских служащих и персонал медицинских учреждений. Местные либертарии издавали журналы профсоюзов табачников, банковских служащих и электриков. В городе Сан-Хуан-де-Мартинес либертарии возглавляли профсоюз крестьян-арендаторов, распространявший свою деятельность на сельскохозяйственную округу. В Сан-Кристобале члены местной группы КЛА помогали создать аграрный кооператив и вели работу в профсоюзах сахарных рабочих и кооперативе по выращиванию табака; их влияние ощущалось среди металлистов и служащих рынка. В Артемиса влияние местной группы распространялось на профсоюз табачников, на рабочих транспорта, сахарной и пищевой промышленности, а также на студентов высшей школы. Здесь же действовала еще одна радиостанция. Индивидуальный член КЛА в Виньялесе оказывал сильное личное влияние на многие местные муниципальные учреждения. (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. S.86-87). В Гаване размещался Национальный совет КЛА, с 1944 г. издавался журнал «Эль Либертарио», периодически выпускались радиопередачи, брошюры и книги. В локале КЛА собирался еженедельный форум. Время от времени проводились массовые собрания. Либертарии обладали руководящим влиянием в профсоюзах электриков, пищевиков, транспортников, сапожников, рыбаков, рабочих деревообрабатывающей отрасли, металлистов, строителей и медицинских служащих. В меньшей степени их присутствие ощущалось среди портовиков, рабочих бойни, рабочих и служащих киноиндустрии, лиц, занимавшихся художественными ремеслами, и журналистов, а также в Гуманистическом союзе и Испанском республиканском клубе. Либертарии выпускали ежемесячный орган союза пищевиков «Солидаридад гастрономика», писали множество статей, публиковавшихся в изданиях других профсоюзов. Время от времени удавалось оказывать влияние на преподавателей и студентов Гаванского университета. В городе Аррохо-Наранхо активисты КЛА пользовались ведущим влиянием в ассоциации родителей, соседей и преподавателей, Кооперативе прогрессивной культуры и потребительском кооперативе. В местечке Сантьяго-де-лас-Вегас члены КЛА организовали библиотеку и культурный лицей «Больше света», весьма популярный среди жителей. В Сан-Антонио-де-лос-Баньос анархисты располагали влиянием в рабочих клубах и среди табачников. (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. S.87-88). В городе Матансас, центре одноименной провинции, либертарии влияли на рабочих текстильной отрасли и печатников, профсоюзы банковских служащих и Испанский республиканский клуб. В Лимонаре сильное влияние анархистов ощущалось в профсоюзе сахарных рабочих. В Карденасе у КЛА было частичное влияние среди служащих рынка и в высшей школе. В Колоне их влияние распространялось в профсоюзе табачников а в Итато – в профсоюзе солеваров. (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. S.88-89). В провинции Лас-Вильяс в Санта-Кларе КЛА обладала определенным влиянием в профсоюзе электриков; в Камахуани – в профсоюзе производителей табака, в Саса-дель-Медио – в кооперативе производителей табака, в Исабела-де-Сагуа – в профсоюзе портовиков, в Санкти-Спиритус – в профсоюзах строителей и медицинских служащих, а также в ассоциации студентов. В провинции Камагуэй в одноименном городе КЛА имела сильное влияние в аграрной федерации, менее значимое в профсоюзе железнодорожников и среди журналистов. В Хатибонико КЛА имела сильную поддержку в профсоюзе сахарных рабочих и в крестьянской ассоциации. В Сьего-де-Авила местная группа имела радиостанцию, на которой выпускала ежедневную часовую программу, влияние в кооперативе сельскохозяйственных рабочих, профсоюзе медицинских служащих, среди рабочих сахарных фабрик «Стюарт» и «Эстрелья». В городе Санта-Крус-дель-Сур влияние либертариев чувствовалось в организациях сельскохозяйственных рабочих и на сахарной фабрике «Санта-Марта», в Мороне – на сахарной фабрике «Виолета»; там же члены КЛА были активны среди производителей тамариндов и в аграрном кооперативе «Флоренсиа». В районе Нуэвитас, который наряду с Мороном считался колыбелью анархо-синдикалистского движения 20-х гг., в 1940-х гг. существовала крайне активная местная группа КЛА, которая выступила инициатором создания многих местных профсоюзов и аграрных кооперативов. На необработанных, но плодородных землях активисты группы организовали кооператив «Санта-Лусия» и отстояли его в кровопролитной борьбе с бывшими землевладельцами и правительством (имелись убитые и раненые с обеих сторон; погиб, по меньшей мере 1 член КЛА – Сабино Пупо Мильян, убитый 20 октября 1945 г. наемниками сахарной компании «Монати»). (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. S.89-90, 69-70). В провинции Орьенте, в Сантьяго-де-Куба либертарии имели сильное влияние в профсоюзе пищевиков, менее значительное среди рабочих текстильной промышленности и транспорта. В Виктория-де-лас-Тунас имелось относительное влияние в профсоюзе сахарных рабочих. В Ольгине некоторое время действовала группа КЛА, оказывавшая влияние на ряд местных профсоюзов. В Бахамо либертарии работали среди электриков и в кооперативе сельскохозяйственных рабочих, в Пальма-Сориано – в профсоюзе служащих рынка. В Мансанильо местная группа КЛА действовала среди рабочих пищевой промышленности и плотников. В Контра-Маэстре под сильным влиянием либертариев находился созданный ими профсоюз горняков. В Сан-Луисе либертарии располагали определенным влиянием среди пекарей, служащих рынка и сахарных рабочих. В Гуантанамо они создали кооператив производителей кофе «Монте-Рус». (Sam Dolgoff. Leuchtfeuer in der Karibik. S.90).
d76a4e655fd8
Новое «революционное» правительство, пришедшее к власти после падения диктатуры Батисты, сразу же приступило к чистке профсоюзов. При этом из них были не только изгнаны сторонники Батисты, но и смещены ответственные анархо-синдикалистские активисты в профсоюзах работников гастрономии, транспорта, строительства, электростанций и др.

Тем не менее, либертарные издания «Солидаридад гастрономика» и «Эль Либертарио» выражали вначале осторожный оптимизм. Национальный совет КЛА выпустил манифест, в котором приветствовала падение диктатуры Батисты и подчеркивала, что, не питая «ни энтузиазма, ни иллюзий» в отношении институциональных перемен, положительно оценивает представившуюся, «по крайней мере, на какое-то время», возможность публичных свобод и пропаганды. Тем не менее, КЛА повторила решительную критику в адрес государственного централизма, ведущего к авторитаризму., проникновения церкви и коммунистов, пытающихся установить свое господство в рабочем движении. В свою очередь, «Солидаридад гастрономика» опубликовала 15 февраля 1959 г. другой манифест «к трудящимся и всему народу» (от 18 января), в котором призвала «проводить выборы в профсоюзах», чтобы те начали «функционировать на общих собраниях». Либертарии настаивали на том, чтобы реорганизация профдвижения, смена ответственных лиц и определение ориентации осуществлялись не сверху, а самими трудящимися. В редакционной статье от 15 марта газета вновь вернулась к этой животрепещущей теме, осудив «диктаторские процессы» в новой КТК, назначение сверху, образование новых клик, практику властного и вооруженного давления на рабочие собрания и другие попытки установить контроль над рабочим движением. Все это сталкивало анархистов непосредственно с «коммунистами» и кастровским «Движением 26 июля». (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.88-89).

15 ноября 1959 г. «Солидаридад гастрономика» опубликовала обращение к предстоявшему 10-му конгрессу КТК, выразив надежду на то, что, в отличие от предыдущих, он не сосредоточится исключительно на вопросах распределения постов, но сделает «шаг вперед в революционном синдикализме» и преодолеет «сектантство групп и партий». Но надеждам не суждено было оправдаться. Профсоюзы превратились в простой придаток нового режима.

С начала 1960 г. в официальных органах правительства развернулась кампания клеветы и лжи в адрес анархистов. (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.92-93).

А.Сухи, приехавший на Кубу в марте 1960 г., выступал на профсоюзных собраниях и встречах революционных организаций. 1 мая 1960 г. на торжественном собрании профсоюза электриков Гаваны он подчеркивал важность свобод, предостерегал от диктатуры в революции и делал упор на первостепенную революционную роль профсоюзов. Сухи выступил с «Приветствием к кубинским революционерам!», опубликованным 15 мая в «Солидаридад гастрономика». Дипломатично начав с того, что «кубинская революция – более чем простая смена правительства», но «глубокая трансформация общества», Сухи тут же отметил, что, в отличие от Испанской революции, эти преобразования осуществляются сверху, государством, с помощью авторитарного режима. «Прогресс кубинской революции, – заявил он, – зависит от развития собственной инициативы масс и от проникновения революционного духа во все слои трудового народа. Централистские тенденции и диктаторское применение власти вождями – угроза для вновт завоеванных свобод и ведут к упадку революционных завоеваний».

Сухи объездил всю страну, исследуя аграрные отношения на острове. По возвращении в Гавану, он опубликовал работу «Исследование сельскохозяйственных кооперативов в Мексике, Израиле, Испании и на Кубе». Доказывая, что кооперативы на Кубе организованы государством по образцу колхозов и не решают социальную проблему на селе. Власти Кубы запретили издание на острове следующей книги Сухи «Свидетельства о кубинской революции». (Augustin Souchy. «Vorsicht Anarchist!». Ein Leben für die Freiheit. Politische Erinnerungen. Grafenau, 1985. S.169-172; F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.93-94).

В июне 1960 г. кубинские анархисты выпустили «Декларацию принципов», подписав ее от имени «Либертарной синдикалистской группы» (или «Группы либертарных синдикалистов»). 8 пунктов этого документа были открытым вызовом новому режиму Кастро и «коммунистов». Они требовали отменить принудительные экономические меры государства и осуществить реорганизацию экономики на либертарно-социалистической основе. «Профсоюзы, – говорилось в документе, – соответствующие органы рабочего класса для экономической реорганизации общества. Только они могут осуществить социалистический постулат, в соответствии с которым правление людьми должно быть заменено управлением вещами. Подчинение профсоюзов государству – это предательство революции». Что касается сельского хозяйства, либертарии отмечали, что земля должна принадлежать «тем, кто ее обрабатывает», и в противовес централизму правительственной аграрной реформы выдвигали «коллективный и кооперативный труд». Они подчеркивали необходимость свободного и коллективного воспитания детей и свободного развития культуры. Анархисты обрушились с резкой критикой на милитаризм, национализм и империализм: «Национализм и милитаризм равнозначны наци-фашизму, – писали они. – Нам нужны учителя, а не солдаты, плуги, а не пушки, хлеб с маслом для народа, а не оружие. Мы требуем построения общества снизу вверх, от простого к сложному. Мы боролись с диктатурой Батисты не для того, чтобы установить новую диктатуру, мы хотим уничтожить любые диктатуры. Пока народ, мы, индивиды не свободны, не будет и свободного общества».

Манифест отвергал бюрократический централизм и высказывался за федерализм. Он требовал немедленного обеспечения индивидуальной свободы на пути к осуществлению коллективной свободы. Кубинская революция, как море, принадлежит всем, заявляли либертарии, обличая авторитарные тенденции в революции. (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.94-95; Augustin Souchy. «Vorsicht Anarchist!». S.172-173).

Кубинские анархисты напоминали о своих заслугах в борьбе с диктатурой Батисты. В номере «Эль Либертарио» от 19 июля 1960 г., целиком посвященном годовщине кубинской революции, говорилось и об антидиктаторской работе КЛА. Но все было тщетно. Режим Кастро намеревался покончить с либертарным движением.

За выходом манифеста вскоре последовали репрессии. Стартовым сигналом послужила публикация в августе 1960 г. статьи лидера сталинистов Бласа Рока с клеветническими нападками на анархистов. Те намеревались дать ответ, подготовив 50-страничную брошюру с ответом, но так и не смогли ее напечатать. Газеты либертариев были закрыты осенью 1960 г., за ведущими активистами была установлена слежка, начались аресты по обвинению в «контрреволюции».

Анархисты пытались оказывать сопротивление новой диктатуре. С августа по декабрь 1960 г. они издавали нелегальный бюллетень «Нуэстра палабра семаналь» («Мовимьенто де Аксьон Синдикаль»), который широко распространялся на острове и за рубежом. В нем содержалась резкая и беспощадная критика Кастро и сталинистов. Было выпущено множество подпольных манифестов, обличавших лживость постулатов «революции» и призывавших народ к сопротивлению. Проводились встречи и собрания, на которых обсуждалась ситуация, осуществлялись планы саботажа важных объектов.

Некоторые анархисты примкнули к вооруженной повстанческой борьбе против Кастро, особенно в Западной Сьерре. Наиболее тесные связи установились с отрядами капитана Педро Санчеса в Сан-Кристобале и Франсиско Робаины (Мачете) в той же Кордильере. В них сражалось немало анархистов. Среди погибших бойцов-анархистов были Аугусто Санчес (убит после взятия в плен), Роландо Томарго и Вентура Суарес (расстреляны), Себастьян Алилар-младший, Эусебио Отеро, Рауль Негрин (покончил с собой) и др. Многие либертарии были брошены в тюрьму, в т.ч. Модесто Пиньейро, Флореаль Баррера, Сурия Линсуаин, Мануэль Гонсалес, Хосе Асенья, Исидро Моску, Норберто Торрес, Сисинио Торрес, Хосе Мандадо Маркос, Пласидо Мендес, Луис Линсуаин. И.Моску и П.Мендес были приговорены к 20 годам заключения, а Луис Линсуаин – к смертной казни за попытку убить Рауля Кастро (позднее заменено на 30 лет). Некоторые погибли в тюрьме (Франсиско Агирре, Викториано Эрнандес) или от последствий заключения (Хосе Альварес Мичельторена).

Власти заставили некоторых либертариев (в их числе и ряд видных в прошлом активистов) подписать 24 ноября 1961 г. декларацию в поддержку «кубинской революции», в которой объявлялось о самороспуске движения. Среди подписавших были Мануэль Гаона Соуса, Пабло Гуэрра, Висенте Алеа, Рафаэль Мера, Франсиско Бретау, Андрес Пардо и Франсиско Калье (Мата). Позднее Гуэрра и Мера признавались в частных беседах, что сделали это «против своей воли». Большинство анархистов острова отказались подписать документ и рассматривались теперь как враги. М.Салинас был сослан в Сантьяго-де-лос-Вегас. М.Барбейто вскоре скончался.

Мануэль Гонсалес и Кастро Моску, занимавшиеся доставкой оружия и подпольной пропагандой, были схвачены в бюро КЛА в Хесус-Мария, но затем отпущены местным начальником, знавшим либертариев по борьбе с Батистой. Они укрылись в посольстве Мексики и попросили политического убежища (позднее они перебрались в Майами)..

В течении первой половины 1960-х гг. некоторые анархисты продолжали подпольную деятельность на острове. Власти производили все новые и новые аресты. Среди арестованных были обвиненные в «контрреволюционной деятельности» активист делегации испанской НКТ на Кубе Антонио Дагас, брошенный в печально известную тюрьму Ла-Кабанья, и бывший член секретариата Федерации медицинских работников Альберто Гарсиа, приговоренный к 30 годам тюрьмы. Сандалио Торрес был обвинен в антигосударственном заговоре и приговорен к 10 годам после отказа подписать обвинение против товарищей. (F.Fernandez. El anarquismo en Cuba… P.95-102, 106, 110, 112-113; F.Fernandez. The Anarchists…).

Вам также может понравиться...