Помеченные: война

0

Анархизм и война

Среди левых пацифистов широко распространено мнение, будто те украинские анархисты, которые заняли антироссийскую позицию, сделали свой выбор под влиянием государственной или националистической пропаганды. Якобы жизнь в агрессивном, авторитарном окружении сломала их волю и вынудила...

0

Победителей не судят — победителей не будет. Рассказ

Чтобы занять время, перечисляю в уме стороны, занявшие сейчас Киев. Исламский союз, Русское Православное единство, Мировой Цахал, Украинская Народная республика, Украина-Русь. И всякие группировки помельче, тут тебе и анархисты, и большевики, и черносотенцы, и ОУН, УНСО и прочие Правые сектора. Гражданских в этом аду, видимо, не осталось.

0

Вейшнорий сад. Рассказ

«Доколе! Не успели одних собратьев из-под гнета достать, так вторая беда навалилась. Почему? Почему славянские народы, родственные души, друзья, желают истязать друг друга?»

Драки на философской почве были важной частью образовательного процесса единого народа. Иногда к Шмыге подкрадывались крамольные мысли. А вдруг они находятся не там, где надо? Вдруг они — лишь орудие политических дискуссий? И героев позабудут, и достанется им лишь малая часть кремлевской сиськи?

0

Украине нужен свой «Национальный Редут»

Украине рядом с регулярным войском нужна многочисленная и обученная милиционная пехота, состоящая из гражданских, которые способны при необходимости устроить теплый прием любому оккупанту. В спайке с регулярной армией эта сила может создать прочный фундамент для длительного противостояния, в котором агрессор рискует потерять всю свою кровь.

11

«Кодекс»: личное и политическое в книге об арт-группе «Война»

Все интересы и хобби героини этой автобиографической книги, как нарочно, находятся в маскулинном спектре. Ни классическая культура, ни поп-культура девяностых почти не предлагают ей адекватных самоощущению женских образов, и героиня выстраивает свою идентичность как андрогинную, ориентируясь, в основном, на мужские ролевые модели. Она не хочет покоя, да и можно ли называть покоем постоянную нервотрёпку, на которую патриархат обрекает конформисток?

0

Истории с моего фронта. Часть седьмая, заключительная

Россия готовила вторжение заранее. За несколько лет до войны в Луганск приехала группа парней из России. Они сняли хату недалеко от облгосардминистрации, не пили, не курили, работали грузчиками за 50-100 грн в день.

Все думали, что они наркобарыги, иначе зачем здоровым парням ехать в нашу дыру из России? Когда настало время, именно они захватили Луганскую ОГА.

0

Истории с моего фронта. Часть шестая

Коли підрозділ стояв у селі Гранітне Волноваського району влітку 2014, в лісополосі та полі довкола завелася якась «тварюка». На вигляд як людина, але вища і дуже швидка. Воно намотувало кола довкола табору. В приціл видно чудово, а через прилад нічного бачення — ні.

0

Истории с моего фронта. Часть пятая

В Киеве, в «цивилизованной» жизни, кажется диким то, что «там» есть женщины, готовые продаться за бутылку коньяка и еду, а военнослужащие имеют семьи на гражданке и по нескольку женщин на фронте, не считая случайно «снятых» за символическую цену.

Если задуматься, то в этой глубинке царят действительно жуткие нравы. Но и в обычном мирном Киеве эти отношения, если копнуть, такие же, только более скрытые и лицемерные. Да и «расценки» намного выше.

1

Истории с моего фронта. Часть четвертая

«Здесь с самого начала внушают, что ты чмо. Ты стоишь на плацу, хлопаешь глазами и реально начинаешь думать, что ты чмо. А вы, мобилизованные, вносите в армию совсем другой тон. Ведь среди вас и директора фирм, и другие непростые люди. На такого гавкнешь, а он потом устроит тебе проблемы».

0

Истории с моего фронта. Часть третья

На «передку» в бліндажах поруч із людьми живуть коти, качури і півні. Ці тварини десь за дві хвилини до обстрілу ховаються в бліндаж. Солдати це помітили і, на жаль, перевірили не раз на кривавому досвіді. Тварини відчувають обстріл раніше за людей.

Так і повелося — працюють своєрідними дозорними, і не дивина побачити качура, що їде на БТР поруч із командиром.

1

Истории с моего фронта. Часть вторая

Пока я стоял и ждал, слушал разговоры офицеров строевой:

«Скоро половина из вас заляжет в больничку и ещё как-то отсюда свалит. В лесу сепары и обстрелы, вы офигеете. Но ни в коем случае не показывайте, что вы боитесь, вас за людей не будут считать. Главное – при нападении стрелять из-за деревьев, вовремя меняя позицию».
и
Да уж, хорошая перспектива.

0

Истории с моего фронта. Часть первая

Эти записки – субъективный взгляд человека со стороны, который никогда не имел отношения к военной службе и видел армию лишь краем глаза в возрасте 20 лет, и то — на протяжении каких-то 17 дней «военки». На момент мобилизации мне было 29, и настала пора из младшего лейтенанта запаса становиться действующим военнослужащим.