Помеченные: полиция

8

Откуда есть пошёл Илья Кива: зачем главой наркополиции назначали дурака

Илья Кива во главе наркополиции не был случайностью. Все его действия на этом посту — предсказуемая реакция «старой гвардии» коррупционеров и вымогателей в правоохранительных органах.

0

Крымский анархист похищен российскими спецслужбами

Сотрудники российских спецслужб, предположительно — Центра «Э», похитили Сергея Васильченко из квартиры его отца в Симферополе, где он скрывался от преследования с середины сентября. Как сообщают товарищи и родственники похищенного, 3 ноября неизвестные вломились в жилье и, угрожая оружием, провели обыск. Они изъяли электронику...

8

Презумпция неправоты полицейского

Убийство полицейских в Днепре спровоцировало дискуссию о необходимости расширения прав и полномочий силовиков. Арсен Аваков, заслуженно имеющий славу реакционера, любимая прогрессивной общественностью Хатия Деканоидзе, депутат-еврооптимист Мустафа Найем в унисон говорят о “презумпции правоты полицейского”. Им вторит статусный правозащитник Евгений Захаров.

2

Рефлексия и комментарии по поводу прошедшего ЛГБТ-прайда

Если игнорировать ожидаемые стенания и проклятия гомофобов, среди приличных людей распространены две позиции по поводу прошедшего Прайда: радость по поводу первой столь публичной ЛГБТ акции, которая прошла больше 50 метров и не была заблокирована и разочарование теми полицейскими мерами, которые были приняты для того, чтобы это стало возможным. Задерживали не только агрессивных гомофобов, но и сторонников марша, чей внешний вид показался подозрительным.

0

Станислав Маркелов – Ни Бог, ни Царь и ни Закон

Нам нужна защита от нацистов, нам нужна защита от мафиозных властей, от тех же правоохранительных органов, которые просто часто прислуживают им. И мы прекрасно понимаем, что кроме нас самих, нам больше никто никогда эту защиту не даст. Ни Бог, ни царь, ни закон — уже никто, только мы сами

1

Михайло Лебідь: “Політики мріють лишатися при владі вічно”

Михайле, що трапиться, якщо Верховна Рада ухвалить той чи інший спеціальний закон про зібрання?

Скажу стисло, на прикладі найнебезпечнішого з зареєстрованих станом на зараз – проект №3587 узаконить силові розгони мирних зібрань, збільшить кількість політично вмотивованих заборон протестів та випадків адміністративного і кримінального переслідування протестувальників. Але загалом будь-який, навіть ідеальний спецзакон про мирні зібрання після ухвалення стає небезпечним вже сам по собі.

11

Мракобесие против наркотиков

Не успели мы отметить смерть старого Госнаркоконтроля, как ему пришла достойная смена. Видный активист “Правого Сектора” Илья Кива, которого Аваков назначил начальником новой Наркополиции, пообещал в своём Фейсбуке добиться введения уголовного наказание для людей, употребляющих наркотики. По всей видимости, он ожидал восторженных аплодисментов публики, но получил по большей части плевки и насмешки.

1

Закон о Нацполиции: шаг к реформам, два – к полицейскому государству

Предлагаем ознакомиться с текстом либерального активиста Михаила Лебедя о том, как МВД и депутаты смогли протолкнуть расширение полномочий полиции спустя полтора года после массовых антиполицейских протестов

0

Против полицейского насилия

На блокпосту в харьковской области ментами был избит правозащитник Константин Реуцкий, ездивший в зону боевых действий вместе с журналистами Анастасией Станко (Громадське) и Павлом Пеньонжеком (“Критика Политическая”). У Константина отобрали видеокамеру, впоследствии её подбросили в машину, но карта памяти с репортажами из прифронтовой зоны была из неё изъята.

Избивавшие, по словам очевидцев, намекали на свою принадлежность к Беркуту и причастность к преступлениям совершенным под его эгидой, говорили, что “им за это избиение ничего не будет”, так как “год назад за Майдан им ничего не было”.
Константин Реуцкий – правозащитник, который за последний год немало сделал для помощи вынужденным переселенцам из Крыма и Донбасса. До отъезда из Луганска он и его близкие неоднократно подвергались угрозам со стороны сепаратистов. Константин – последовательный гуманист. Находясь в январе 2014 года на киевском Майдане он, рискуя собой, защитил от суда Линча захваченного на Грушевского беркутовца. Не из любви к полицейским, а из-за неприятия насилия ради насилия. Так что недавнее нападение на последовательного и принципиального некомбатанта является особо циничной и подлой формой полицейской жестокости.

30-го января, перед зданием МВД по адресу Богомольца 10 состоится митинг против милицейского произвола. Редакция нашего ресурса выступает за полный и окончательный демонтаж полицейской системы, но даже люди стоящие на менее радикальных позициях должны признать – украинская милиция нуждается в тщательной чистке, причём это касается не только милиционеров причастных к насилию и коррупции, но и к их начальников, которые годами покрывают это положение вещей. До самого верха. Нынешнее руководство МВД показывает своими действиями и заявлениями, что мало отличается в этом отношении от своих предшественников.

4

К бунтам в Фергюсоне

Как показывают последние события в Фергюсоне проблема расизма никуда не девается. Она отнюдь не является чисто-американской, она глобальна. Не стоит сводить расизм к банальной “нетерпимости” и “предрассудкам”, которые можно легко вылечить правильной агитацией и просвещением. На самом деле он – одна из фундаментальных “скреп” поддерживающих иерархию стоящую в основе любого современного общества, расизм – это древняя и омерзительная “традиционная ценность”. Чернокожий – это идеальный “другой”, его инаковость заметна, она сразу бросается в глаза. Всё остальное идёт следом – культурная и профессиональная сегрегация, дискриминация в университетах и в судах. Афроамериканец имеет куда больше шансов получить пулю при задержании или срок в суде чем WASP. Эти закономерности продолжают воспроизводиться, потому что они выгодны: капитализм ставит расизм себе на службу точно так же, как он поставил себе на службу патриархат – наличие дискриминируемой группы позволяет получать на ней прибыль. К примеру, уборщик туалетов в Европе с большой вероятностью окажется не белым. Единицы, пробившиеся наверх не опровергают этой закономерности. Успех Барак Обама не отменяет судьбы сотен тысяч гарлемских подростков, которая определена просто местом их рождения.

Наша культура пропитана расизмом. На то, чтобы полностью избавиться от него, потребуются многие поколения. Расизм впитывается нами с раннего детства, наряду со многими другими отвратительными вещами: признанием государственной власти и власти денег, сексизмом и гендерными ролями, потребительством и культом работы, организованной религией. Говоря себе “я не расист” вы, скорее всего лукавите, правильнее спросить себя “как проявляется мой расизм и что я могу с этим поделать”.

Многие люди весьма консервативных взглядов сейчас радуются бунтам в Фергюсоне. Нет, это не здоровая радость по поводу бунта, которую мы как раз всецело разделяем. Это такая подленькая радость по поводу того, что “у соседа не всё в порядке”. Жестокостью американской полиции и расизмом присяжных наши консерваторы (сами, как правило, не меньшие расисты) пытаются оправдать жестокость нашей полиции и самодурство наших судей. “Как можно поучать нас, когда даже в Америке такие проблемы”. На самом деле, проблемы это общие. Коп убивший подозреваемого в Фергюсоне, беркутовец расстреливавший протестующих прошлой зимой, или новый мент из Азова пришедший ему на смену, ДНРовец пытающий пленного, русский и беларуский ОМОНовец жаждущий крови протестующих – это всё проявления одной и той же социальной болезни, которая называется “репрессивное государство”. Государства могут противостоять друг другу, но нужно уметь смотреть сквозь ложь геополитики. Все, кто жаждет усиления репрессий, будь то республиканцы, единоросы, “регионалы” или “свободовцы” – наши враги, а те, кто помогают его ослабить – союзники.
A.C.A.B.