Помеченные: насилие

33

Приспосабливаться или ломать систему? Заметки о культуре согласия

В связи с недавним флэшмобом #ЯнеБоюсьСказать всплыли неприятные истории, в том числе — касающиеся анархо-активистов. Многие мужчины растерялись или возмутились. Среди рассерженных я заметила пару мужчин, грубо пристававших ко мне много лет назад —...

55

Дорога к храму

23 февраля россиянки отметили, выложив мёртвыми телами дорогу к храму. Таким образом женщины выразили свой протест против выведения первичных побоев и угроз убийствами из Уголовного кодекса, которое активно лоббировала православная церковь. Решение о том,...

3

Как я сходил на Марш Равенства

Здорово, что Украина с ее медиазвездами вроде Яроша или Билецкого не осталась на обочине цивилизации, и проблема насилия и дискриминации по отношению к ЛГБТК волнует людей настолько, что они не побоялись выйти на марш. Уверен, в будущем организация подобных мероприятий больше не будет прерогативой горстки безответственных затейщиков, и следующий Марш Равенства пройдет так же радикально и безопасно, как анархистский первомай.

4

К бунтам в Фергюсоне

Как показывают последние события в Фергюсоне проблема расизма никуда не девается. Она отнюдь не является чисто-американской, она глобальна. Не стоит сводить расизм к банальной “нетерпимости” и “предрассудкам”, которые можно легко вылечить правильной агитацией и просвещением. На самом деле он – одна из фундаментальных “скреп” поддерживающих иерархию стоящую в основе любого современного общества, расизм – это древняя и омерзительная “традиционная ценность”. Чернокожий – это идеальный “другой”, его инаковость заметна, она сразу бросается в глаза. Всё остальное идёт следом – культурная и профессиональная сегрегация, дискриминация в университетах и в судах. Афроамериканец имеет куда больше шансов получить пулю при задержании или срок в суде чем WASP. Эти закономерности продолжают воспроизводиться, потому что они выгодны: капитализм ставит расизм себе на службу точно так же, как он поставил себе на службу патриархат – наличие дискриминируемой группы позволяет получать на ней прибыль. К примеру, уборщик туалетов в Европе с большой вероятностью окажется не белым. Единицы, пробившиеся наверх не опровергают этой закономерности. Успех Барак Обама не отменяет судьбы сотен тысяч гарлемских подростков, которая определена просто местом их рождения.

Наша культура пропитана расизмом. На то, чтобы полностью избавиться от него, потребуются многие поколения. Расизм впитывается нами с раннего детства, наряду со многими другими отвратительными вещами: признанием государственной власти и власти денег, сексизмом и гендерными ролями, потребительством и культом работы, организованной религией. Говоря себе “я не расист” вы, скорее всего лукавите, правильнее спросить себя “как проявляется мой расизм и что я могу с этим поделать”.

Многие люди весьма консервативных взглядов сейчас радуются бунтам в Фергюсоне. Нет, это не здоровая радость по поводу бунта, которую мы как раз всецело разделяем. Это такая подленькая радость по поводу того, что “у соседа не всё в порядке”. Жестокостью американской полиции и расизмом присяжных наши консерваторы (сами, как правило, не меньшие расисты) пытаются оправдать жестокость нашей полиции и самодурство наших судей. “Как можно поучать нас, когда даже в Америке такие проблемы”. На самом деле, проблемы это общие. Коп убивший подозреваемого в Фергюсоне, беркутовец расстреливавший протестующих прошлой зимой, или новый мент из Азова пришедший ему на смену, ДНРовец пытающий пленного, русский и беларуский ОМОНовец жаждущий крови протестующих – это всё проявления одной и той же социальной болезни, которая называется “репрессивное государство”. Государства могут противостоять друг другу, но нужно уметь смотреть сквозь ложь геополитики. Все, кто жаждет усиления репрессий, будь то республиканцы, единоросы, “регионалы” или “свободовцы” – наши враги, а те, кто помогают его ослабить – союзники.
A.C.A.B.

1

Культура изнасилования

Все попытки оправдать насильников, апеллируя к тому, что их жертва “сама знала, на что шла” – это типичное срабатывание рефлексов патриархатной культуры, в которой секс сам по себе рассматривается как инициатива и “право” мужчины. Женщина, по такой логике, должна быть постоянна доступна для мужчины, будучи заведомо его собственностью.

2

Обвинение жертвы

Недавно у нас с товарищем образовалась небольшая дискуссия об обвинении жертвы и о том, почему оно недопустимо. Мысли об этом оформились в статью. Текст содержит триггеры.

1

«Мы не должны ждать»

Автор — молодой, но уже приговоренный к 22 годам Поликарпос Георгиадис. Свое послание парень написал из тюрьмы острова Корфу, где отбывает срок за похищение крупного бизнесмена Йоргоса Милонаса.

30

«Как лично на тебя повлиял патриархат?»

Говорю, что гендерные стереотипы пронизывают наше общество так, что вы перестаете замечать, как они транслируются вашими родителями, друзьями, СМИ, книгами… Но вопрошающим такого ответа недостаточно. Как. Лично. На. Тебя.

3

Об опасностях дегуманизации

“Убить человека”, это же плохо! Потому мы придумываем другие слова – “уничтожить”, “ликвидировать”, “нейтрализовать” например. И не человека – а социальный или другой “мусор”, врага или какое-то другое слово

1

Рассказы трёх очевидцев о нападении пророссийских активистов на сторонников Майдана в Харькове 13 апреля

13 апреля 2014 года в центре Харькове произошло очередное нападение пророссийских активистов на сторонников майдана. В процессе нападения агрессоры в очередной раз проявили неоправданную жестокость

Черговий напад на лівого активіста в Києві 0

Черговий напад на лівого активіста в Києві

Сьогодні, 4 квітня, у Києві було вчинено напад на активного учасника Майдану, лівого профспілкового активіста Олексія Бумагіна. Приблизно об 11:00 на Олексія здійснила напад група невідомих біля ст. м. “Льва Толстого”. Нападники підбігли до хлопця і, упізнавши, звалили на землю і нанесли удари. Наразі він опинився у лікарні.
В період подій на Майдані Олексій брав активну участь у порятунку постраждалих, зокрема, під час зіткнень з міліцією 1 грудня 2013 року, 19 січня та 18 лютого 2014 року