Украинские ультраправые: обречены быть русскими

В чем разница между нами — борцами за равноправие, и разномастными ультраправыми — борцами против равноправия? Ответ прост: мы хотим, чтобы люди жили лучше прямо здесь и прямо сейчас. Чтобы женщин не дискриминировали просто за то, что они не имеют хуя с яйцами, чтобы геев не избивали просто за то, что они любят мужчин, чтобы всех брали на работу без оглядки на гендер, ориентацию и так далее, и тому подобное. Потому что все перечисленное — реальная проблема для сотен тысяч украинцев.

Ультраправые же не хотят лучшей жизни для всех и сейчас, они хотят культурного господства, и равноправие для их идеологии — реальная угроза. Само понятие «гендер» уже заставляет их паниковать. Им нельзя допустить, чтоб окно Овертона сдвинулось в сторону от их дремучих концепций. Ну, просто никто не будет голосовать за их партии, если женщины начнут массово бороться с дискриминацией, а геи перестанут в страхе прятаться по углам. В политике начнется много интересного, и об ультраправых забудут. И правда, кому нужны эти мракобесы, когда всюду жизнь?

Каждый раз, когда ультраправые протестуют против законодательной защиты прав женщин, нападают на феминисток, избивают толпой гомосексуала — они запугивают общество, чтобы отвадить его от эволюции идей. Если идеология уйдёт далеко вперёд — их путь во власть будет закрыт. Ультраправым придётся возвращаться в положение никому не нужных маргиналов, кружков по интересам или небольших групп террористов. Других перспектив у движений, которые не способны к эволюции, нет. И это для них ещё не самый пессимистичный сценарий.

Хуже всего ультраправым придётся, если их вчерашние жертвы — женщины, ЛГБТ-люди, национальные меньшинства и прочие — начнут давать хорошей сдачи. Тогда несчастным придется не только ютиться по специально отведённым для расовой ненависти местам, переходя в положение крыс, но и развиваться. Им нужно будет пересмотреть свои идеологемы, доктрины, теории, поменять образ жизни, имидж, саму концепцию — и тогда, быть может, к ним опять потянутся люди. Ультраправые на Западе тратили на это долгие годы. В США, к примеру, они сидели под плинтусом с 1990-х годов, пока их идеология с весьма неожиданной стороны не переродилась в альт-райт в 2010-х.

Объедки ультраправых идеологий сбрасываются всем миром в сточные воды. Украинские традиционалисты, расисты, этницисты и прочие благодарно вылавливают этот мусор, чтоб поднять его затем, как знамя. Производить собственные смыслы они не научились. Точнее, научились, но вот беда — всё осмысленное и жизнеспособное совершенно естественным образом перестает быть ультраправым и движется в направлении более приличной политики. И это хорошо.

А знаете, что ещё лучше? Как бы смешно это ни звучало, но геополитика поставила украинских ультраправых перед очень неприятным фактом. Все их переродившиеся западные друзья срать ебали считаться с Украиной — для них не существует никаких самостоятельных украинцев, которые имеют какие-то свои желания. Кумир новомодных альт-райтов [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7] — это Владимир Путин, общественный идеал — Российская Федерация, в которой всегда холодно и ничего нельзя, а любимый философ — евразиец Александр Дугин [1, 2, 3], не так давно призывавший убивать украинцев. По сути, украинские ультраправые тоже все это любят, но открыто признаваться не могут. Слишком уж Украина натерпелась от российских духовных скреп, усиленных «Градами».

Их любовь ко всему русскому настолько очевидна, что лень лишний раз это повторять. Но, очевидно, придётся.

1.

Крёстный отец украинского фашизма Дмитрий Корчинский охотно сотрудничал с Александром Дугиным и организовывал совместные с Евразийским союзом молодёжи антизападные по форме и антиукраинские по содержанию мероприятия [1, 2, 3, 4].

Александр Дугин призвал всех «быть готовыми к войне», потому что «Майдан в России неизбежен». А прибывший с Украины лидер партии «Братство» Дмитро Корчинский убежденно подтвердил: «Война, которая сейчас идет на Украине, будет в России обязательно.

Ультрапатриоты из России и стран СНГ в начале сентября объявили о создании единого «Молодежного антиоранжевого фронта» на базе Евразийского союза молодежи Александра Дугина, одного из основателей Национал-большевистской партии. Как уже сообщала Газета, в альянс вошли представители наиболее одиозных националистических организаций. Среди них были активисты Союза башкирской молодежи, объявившего себя филиалом турецкой правой террористической организации «Серые волки». Другой член альянса — украинская партия «Братство».

Сейчас будто бы никто этого не помнит, а зря. Короткая память — горе в политике. Сам Корчинский, конечно, оправдывал свое сотрудничество с Дугиным его оппозиционностью. Но мы-то знаем, какой из Дугина оппозиционер.

2.

Идеолог ультраправого «азовского» движения Эдуард Юрченко, который ранее «по идейным соображениям» состоял в Партии Регионов, еще не так давно призывал к укреплению отношений «братских народов», причем вовсе не в смысле равноправных отношений.

Как сообщает рецензент выступления Юрченко в Воронеже на сайте «Украинского традиционалистского клуба», украинский национализм — он на самом деле антизападный, а русофобия — досадное недоразумение, возникшее в связи с «тяжелой экономической обстановкой».

Стремление же к независимости малороссийских земель, обнаружившееся после трагических событий 1917 года, было, по мнению Эдуарда Юрченко, связано не с отторжением России как общеславянского центра, а исключительно с неприятием идеалов коммунизма […]

В настоящее время существующие элементы русофобии в настроениях украинского общества, связаны, по мнению Эдуарда Юрченко, с антисоветским настроем, сохранившимся еще с 20-ых годов, когда представители аграрной части социума Малороссии стали считать большевизм худшим из всех возможных зол.

Сейчас этот человек работает с движением, ставящим украинский суверенитет и национальную идентичность превыше всего. Все делают вид, что все в порядке.

3.

Один из видных функционеров партии ВО «Свобода» Юрий Ноевой состоит в традиционалистской организации «Катехон», сестре-близняшке «Катехона» из России, которым руководит российский олигарх и архитектор «русской весны» на Донбассе Константин Малофеев. Он занимается тем, что повторяет опыт своих российских коллег: подаёт в суд на картинные галереи, которые, по его убеждению, оскорбляют чувства верующих.

Последняя акция украинского «Катехона» против ратификации Стамбульской конвенции ещё раз вскрыла его российский бэкграунд, о чем хорошо написала Анна Гриценко:

Примечателен здесь даже не забавный плакат о женщине, которая хочет быть укрощенной, а тот факт, что девушка с этим плакатом свои идеи черпает из Натэллы Сперанской, последовательницы Дугина, и Евгения Головина, последователем которого является уже сам Дугин, в свою очередь. (Впоследствии Сперанская была убрана из поста, но можно посмотреть историю изменений.) Думаю, начиная с этого момента можно с уверенностью говорить, что совпадение названий украинского и российского «Катехонов» не случайно.

Всего на трёх примерах раскрывается если не пророссийский, то как минимум вдохновленный российским опытом характер украинских ультраправых. «Братство», «азовское» движение, «Катехон», ВО «Свобода»… Кто следующий признается в симпатиях к бородатому русскому фашизму?

В заключение можно сказать, что украинские ультраправые стоят перед весьма сложным и в то же время смешным выбором. Почему он сложен? Да потому, что перед ними целых три варианта: стать русскими не только по духу, но и по форме, и открыто поддержать Россию; оставаться русскими по духу и бороться с Россией; перестать быть русскими по духу, что в нашей ситуации вообще значит перестать быть ультраправыми.

Первый вариант приведет к арестам и подпольному положению — смело, но очень безрассудно. Второй вариант просто законсервирует их положение в текущем противоречивом состоянии, что, вероятнее всего, вскоре приведёт к краху. Третий вариант уже вовсю используется самыми отчаянными, которые устали настолько, что готовы пожертвовать своей идентичностью.

По сути выбор сводится к тому, чтобы быть или не быть духовно русскими. Казалось бы, как это возможно в стране, которая третий год страдает от военной агрессии России? А очень просто: украинский традиционализм вырос из русского и продолжает им быть на самом глубинном, фундаментальном уровне. Социальная база украинских ультраправых сплошь пропитана этим духом. Они обречены быть русскими.

Поддержать редакцию:

  • Гривневый счёт «ПриватБанк»: 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Для заграничных доноров: перевод через skrill.com на счёт [email protected]
  • Bitcoin кошелек: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • Etherium кошелек: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • Dash кошелек: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • Litecoin кошелек: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...