Кто такие «белые» и почему они ответственны за угнетение «цветных»

Монро Бергдорф. Фото: The Guardian

На днях косметическая компания L’Oréal заявила о прекращении сотрудничества со своей моделью из Великобритании — чернокожей транс-женщиной по имени Монро Бергдорф. Поводом для разрыва отношений стало высказывание Бергдорф своего отношения к инциденту с ультраправым насилием в американском Шарлотсвилле. Напомним, что в городе, в ходе атаки альт-райтов, была убита женщина, протестующая против расизма, многие получили ранения.

L’Oréal изложила причины своего решения весьма лаконично, опустив все подробности — просто назвали позицию Бергдорф не соответствующей принципам компании.

L’Oréal награждает разнообразие. Комментарии Мунро Бергдорфа противоречат нашим ценностям, и поэтому мы решили прекратить наше партнерство с ней.

Интернет-общественность быстро подхватила новость, обвинив модель в… расизме, а конкретно — расизме против белых. Множество новостных порталов и сообществ подхватило этот «брэйкинг», цитируя слова модели про «всех белых», которые априори расисты и виновны в насилии над «цветными». Оригинал высказывания Монро находился на ее странице в сети Facebook, но вскоре после начала травли был удалён администрацией.

На самом деле многие работницы и ветеранки «бьюти-индустрии» высказываются против расизма давно и часто — этим уже особо никого не удивишь. Монро Бергдорф в этом вопросе — не оригиналка. Однако показательно, что именно её слова вызвали столь бурную волну негодования.

Вероятно, из уст гетеронормативных моделей, пусть даже черных или арабок, это звучит уже не так шокирующе, а вот транс-женщина Бергдорф — куда более выгодная мишень для травли со стороны ультраправых интернет-троллей, недобросовестных ньюсрайтеров и падких на «грязные сенсации» обывателей. Паршиво, но вполне типично для подверженного расистским и трансфобным предрассудкам сообщества.

Что самое странное, к осуждению модели присоединились и восточноевропейские антирасисты, в частности, один беларуский анархист и бывший политузник, слово в слово повторяя современные крипторасистские штампы, изобретенные как раз для такой цели — чтобы их проговаривали люди, чьи взгляды далеки от ненависти на почве этнического происхождения.

Дескать, с чего бы это белым беднякам, работягам и студентам быть виновными в положении цветных людей? Мол, может на Западе белые в чём-то и виноваты, а мы, славяне, тут причём? Оскорбила нас эта расистка!

Что такое расизм

Марш правозащитной кампании «Black lives matter» против полицейского насилия по отношению к черным, США

Разберемся с оригинальным текстом высказывания модели Монро Бергдорф.

Честно говоря, у меня больше нет сил говорить о расистском насилии со стороны белых. Да, всех белых. […] Потому что большинство из вас даже не осознаёт или отказывается осознавать, что ваше существование, привилегии и успех как расы держится на спинах, крови и смерти цветных людей. Все ваше существование погрязло в расизме. От микро-агрессии до терроризма, вы, ребята, строите чертежи этой хуйни. […] Встретитесь со мной, когда поймёте, что расизму не обучаются, а наследуют его, сознательно или несознательно, передавая через привилегии. […] Однажды белые признают, что их раса — самая насильственная и репрессивная сила на всей Земле… Тогда мы сможем поговорить. […] До тех пор продолжайте в том же духе, потрясённые тем, что мир взъёбан стараниями ваших предков, с головами, засунутыми в песок, и с заткнутыми ушами.

Действительно, системное угнетение цветных людей на Западе имеет место быть. В странах, где есть история рабства или эксплуатации этнических меньшинств, «белые» — это фактически не равные с цветными люди, не смотря на формальное юридическое равенство. «Белые» это также не официальный статус или членство в организации. Это сложно структурированная, мультиэтническая и мультиклассовая группа, которая до наших дней сохраняет свою основную функцию: сделать положение «белых» лучше за счёт «цветных».

Фото из кампании «Blcak lives matter»: «Его жизнь менее ценна, чем моя?», «Его жизнь более ценна, чем моя?», США

Статистически, у «цветного» человека в тех же США есть вдвое большая опасность быть убитым полицией, чем «белого». По данным Мичиганского университета, «цветные» чаще сталкиваются с бедностью, чем «белые» — к примеру, 24,1% афроамериканцев находятся в состоянии нищеты при том, что составляют всего лишь 12.6% от всего населения. Похожая картина и с высшим образованием, которое имеют лишь 17% афроамериканцев и 33% «белых».

Похожая картина наблюдается в трудоустройстве, разнице доходов и так далее. Что там говорили любители историй о «неграх», которым нужно во всем угождать, если не хочешь быть осужденным за расизм?

Экс-президент США Барак Обама

Конечно, статистика «усредняет» реальность. Иногда силами истеблишмента совершаются акции показательной толерантности — взять хотя бы выдвижение чёрного кандидата в президенты США. Но разрушило ли президентство Барака Обамы расизм? Никак нет. Только попыталось аккуратно продемонстрировать, что чёрные тоже могут преуспеть.

Расистскую систему политически просто так не изменить — она укоренена на самых глубинных уровнях, в которые не пробирается государственное регулирование и где правоохранение бессильно.

Зеркальный ответ белых националистов на кампанию за права чернокожего населения «Black lives matter», США

Расизм, как систему переноса издержек на плечи той части общества, которая ярко выделяется своей этнической принадлежностью и не имеет власти, защищает не столько идеология «расового превосходства» или страх перед «цветными дикарями», сколько банальный групповой эгоизм.

У альт-райтов своя, альтернативная правда

К примеру, белые американцы не очень хотят лишаться своих привилегий за счёт реального уравнивания в правах. Чтобы разрушить такое положение вещей, нужен либо сознательный отказ белых от своих привилегий, либо… Насилие и кровь, благодаря которым цветные получат равноправие силой.

Американские этносы в общей правозащитной борьбе

Западные антирасисты прекрасно это осознают и сами выступают против белого господства. Альт-райты и крипторасисты же заглушают это своим гулом про юридическое равенство, которое якобы опровергает «все эти ваши ниггерские претензии». Позитивная дискриминация и «чёрный расизм» — так они характеризуют антирасистские инициативы, особенно если они инициированы самими цветными людьми (Black Lives Matter).

Американский консерватор, активист Чайной Партии и музыкант Ллойд Маркус. Верит, что леваки в школах заставляют белых детей чувствовать себя виноватыми перед черными

У расистов есть даже свои «карманные» афроамериканцы и арабы, которые подтвердят, что живут в свободной стране и даже не думают требовать таких расистских вещей, как их горе-сородичи.

Что до машины угнетения — более-менее понятно. А вот относительно белых, как «самой насильственной и репрессивной силы на Земле», становится яснее, если взглянуть на то, как западные страны воюют с представителями всех прочих, особенно если те не могут похвастаться белокожестью.

А что толку?

Также это хорошо выражается в том, как Запад обманывает своих «младших партнёров», оставляя их наедине с проблемами, которые должны были разрешить. Взять хотя бы то, как ЕС и США допустили оккупацию украинского Крыма и Донбасса вопреки всем положениям Будапештского меморандума и прочих международных договоренностей.

Славянские варвары

Восточноевропейские антирасисты зачастую подвержены самым вульгарным крипторасистским взглядам. Это вполне может быть вызвано окружением, в котором почти нет цветных людей и расизма как структурного угнетения, а есть лишь так называемые расовые предрассудки — перенятые ультраправыми от своих западных «коллег» суеверия.

Однако старшие жители постсоветских стран должны помнить примеры структурного угнетения «белых» «белыми», по национальному признаку. Привилегии русских по отношению к украинцам и беларусам, привилегии украинцев и беларусов по отношению к казахам и туркменам и так далее, и так далее. В общих чертах это напоминает западный расизм, несмотря на задекларированную дружбу и равенство народов СССР.

Больше всего восточноевропейских антирасистов, подверженных крипторасистским взглядам, оскорбляет обвинение «всех белых людей». Они-то никаких негров никогда не угнетали — чего их теперь призывают отвечать за чужие преступления? Ух, эти чёрные антирасисты, да они же расисты! В корне такой обиды лежит одно маленькое, но важное заблуждение: славяне и прочие восточноевропейские народы — не «белые».

Акция белых националистов «Разнообразие=геноцид белых», США. Фото:
Anti-Fascist News

Сделаем небольшое отступление, чтобы этот внешне абсурдный тезис стал понятней, и заодно объясним, почему до этого «белые» и «цветные» упоминались в кавычках. Дело в том, что «цветные» — совсем не обязательно являются небелыми, а, собственно, «белые» называются так не совсем благодаря цвету кожи.

В англоязычной среде понятие «white people» в первую очередь означает группы населения, привилегированные за счёт цветных, и в последнюю очередь — собственно, цвет кожи и этническое происхождение. Это социально-политическое понятие, которое подразумевает «корпорацию» англосаксов и тех, кто к ним приравнивается. Иногда на правах почётных белых в ней присутствуют и цветные. Не все европеоиды считаются «белыми» — многим такое право еще предстоит заслужить.

Когда говорят о белых в этническом или антропологическом контексте, употребляют понятие «Caucasian». В расистской системе основа «white people» состоит из представителей «caucasian», но не все «caucasian» имеют право быть членами корпорации «white people».

Так, американский «white trash» и белокожие иммигранты хоть и имеют больше возможностей и привилегий, чем, к примеру, цветные в таком же социально-экономическом положении, но полноценными «белыми» не являются. Действительно, их путь к привилегиям «белых» проще, чем у «цветных», но доказывать свое достоинство они начнут с условий, примерно общих для всех «небелых».

Пока ты не предъявил свои документы американским или европейским копам — ты «белый». Как только они видят, откуда ты родом, все твои привилегии испаряются. Именно отсюда и берет свое начало расхожее в постсоветских широтах выражение «*иметь комфорт и достойное обращение* как белый человек». Собственно, поэтому для западных белых людей наши соотечественники — не более, чем славянские варвары.

«Типичные славяне»

К слову сказать, подъем исламофобии, белого национализма и неонацизма в Восточной Европе — это как раз коллективное желание подняться в социальной иерархии до уровня «полноценных белых людей», который до сих пор остается закрытым. «Пустите нас к себе, мы вон как черножопых не любим!»

Фанаты Динамо-Киев отличились избиением двоих чернокожих больельщиков своей же команды, Киев, 2015. Фото: Reuters

Но «белым» по большому счету наплевать, как сильно вы стонете о «ниггерах-дармоедах» в США или о «наплыве сирийских беженцев» в Западной Европе. Для них вы по прежнему дикая обезьяна, которая считается белой по какому-то недоразумению. Хочется после этого защищать от позитивной дискриминации своих заморских «белых сородичей»? Думаю, перехочется после первых дней самостоятельной иммигрантской жизни в США или ЕС без кучи денег, друзей, знакомых и прочих связей.

Заключение

Стоит помнить, что расизм это очень непростая, вариативная и жутко спекулятивная штука. Всегда есть соблазн сгрести все разновидности расизма под одну гребенку и вывести для него универсальную формулу, но это будет большой ошибкой. В основе расизма, как общественной практики, в первую очередь лежит эксплуатация одних этнических групп ради привилегий других. Не всегда этносы распределяют по цвету кожи — история знает немало примеров, когда белые угнетали белых, чёрные — чёрных, азиаты — азиатов, и так далее. До сих пор во всем мире расистские практики держаться в силе и играют немаловажную роль в отношениях власти.

Реальная вывеска в японском магазине. Фото: Tokyo Times

В наше время в Японии будет трудно прижиться корейцам и китайцам, даже если они имеют гражданство и не знают других языков, кроме японского. У палестинцев большие проблемы в Израиле. Белые иммигранты в США будут иметь совершенно разные статусы в зависимости от страны происхождения, при общем формальной статусе: норвежец будет сразу принят в сообщество «белых людей», украинцу же придется выдержать череду унижений и тяжёлой работы, прежде чем добиться того же. В Канаде украинцу будет проще благодаря стараниям украинской диаспоры, а русскому — сложнее. В России же будет сложно украинцу и совсем тяжело — узбеку, но это уже другая история.

Что-то больше похоже на банальный шовинизм, что-то граничит с ненавистью и насилием. Во всех вариантах расизм сводится к одной цели — дать больше преференций той этнической группе, в руках которой сосредоточено больше власти, и ограничить в правах и возможностях другую, которая такого ресурса не имеет. На Западе первая группа — «белые», а вторая — «цветные». В этом контексте говорить о «чёрных расистах» в исторически белых странах возможным не представляется. Вообще. Никак.


Поддержать редакцию материально:

  • Гривневый счёт — 5168 7422 0198 6621 («ПриватБанк», Кутний С.)
  • Для заграничных доноров — перевод через skrill.com на счёт [email protected]

Вам также может понравиться...