Истории с моего фронта. Часть седьмая, заключительная

Читать предыдущую часть

Отдельный полк президента Украины времен Виктора Януковича

Один из солдат бригады служил в 2010 году в полку президентской охраны. По его словам, под конец суда над Юлей Тимошенко их привели в боевую готовность. «На всякий случай, а случаи бывают разные».

Разговариваю с одним из офицером, молодым человеком лет 25.

«В миротворческих миссиях платили много, давали статус УБД. Как туда попадали? Платили взятку – первую и последнюю зарплаты».

Украинские миротворцы в Косово

Ещё один парень по дороге из Белой Церкви в оперативное командование «Північ» рассказал, как он служил в миротворческих войсках в Косово. О том, как там борются с коррупцией. Его особенно поразило, что у мэра Приштины есть только одна подержанная машина и ни копейки на бензин. Как-то раз мэру подарили дорогую тачку, но он не мог её использовать из-за дороговизны бензина. Выезжал на ней только на очень важные официальные встречи.

Ещё антикоррупционное законодательство в Косово позволяет легко подать в суд на полисмена.

Солдат был восхищён также правилами на базе армии США: в рамках борьбы с коррупцией там проверяли на выезде все машины. И не важно кто ты, хоть командир базы: на вышке стоят автоматчики, держащие тебя на мушке, пока твою машину проверяют. Если что-то купил в дешёвом магазине на базе — покажи чек.

В оперативном командовании «Північ» целый летний месяц — показуха: солдаты охраны строятся на «разводе» перед зданием в разгрузках, брониках, касках и с калашами. Какой-то военный на КПП презрительно отзывается о сути происходящего: «Охрану же снимают на ночь, это чистой воды очковтирательство. У этих генералов только совдеп в голове. Пока не сменится все начальство, так эти и будут жить согласно тому, чему их обучили при совдепии».

Снова вечер в казарме. Сосед чокается с собеседником и рассказывает:

«Я знаю таксиста, Миколу, позивной «перший», який все шо хоче може достать. Ми колись приїхали, захотілось нам тьолочку. Я його набрав, він мені телефон дав… Якесь таке ім’я не наше, у мене в класі така була… А, Ілона. Так зібрались ми, я звоню цій тьолці, а вона морозиться. Я кажу Миколі, набери її сам. Він подзвонив, і вже через двадцять хвилин Ілона була у нас. Туди-сюди, ми після цього гроші на стол…».

Ещё ночь в казарме. Трое пьют водку и делятся воспоминаниями:

«Как говорил Омар Хайям… Уважаю я вас, пехоту. Как-то раз проезжал мимо блокпоста, по которому пропал снаряд, там солдаты собирали части своих соратников в мусорные пакеты. В мусорные пакеты, епта! Я в жизни многое могу сделать, курочку, там, зарубить, петуха, но когда я такое увидел, сразу прорыгался».

Парень, получивший наконец-то, спустя год, свой статус УБД:

«Когда я был в плену у русских, балаклавы там не носили только эфэсбэшники. Они предлагали остаться служить на той стороне. Я отказался. Говорят, офицеров били, нас, рядовых, нет».

Луганчанка на площади у вокзала:

«Только сейчас я сопоставила факты, все сходится. Россия готовила вторжение заранее. За несколько лет до войны в Луганск приехала группа парней из России. Они сняли хату недалеко от облгосардминистрации, не пили, не курили, работали грузчиками за 50-100 грн в день. Все думали, что они наркобарыги, иначе зачем здоровым парням ехать в нашу дыру из России? Когда настало время, именно они захватили Луганскую ОГА».

Захват Луганской ОГА, конец апреля 2014

Мой знакомый из Красноармейска:

«В 2005 году нас пригласили в одну общественную организацию. Там нам показали флаг, который сейчас стал флагом Донецкой народной республики, и сказали: «Мы вас позовём, когда нужно будет».

Я не досмотрел это многосерийное кино.

Истоки ДНР: флаг движений «Донецкая республика» и «Евразийский союз молодежи» на российском молодежном фестивале «Селигер», 2013 г.

Возвращение в Киев приблизилось внезапно и совсем не с той стороны, с которой я ожидал. Я вовремя соглашаюсь на предложение уехать выполнять штабную работу в «пункт постоянной дислокации». Три ящика пива, три часа бани и закусь начальству – и один офицер остаётся на фронте, как и хотел, а второй едет в ППД.

А в июле 2015 р. Порошенко подписывает закон, согласно которому увольнению из Вооружённых сил подлежат научные и педагогические сотрудники с учеными степенями. Я идеально подпадал под новый закон.

Сентябрь. Два письма от народного депутата в часть и оперативное командование «Північ», пару часов выслушивания от офицеров ОК, что я поступил неэтично, аморально и заставил десять человек отвечать на депутатский запрос. И вот, я на воле, согласно новому закону.

У Стивена Кинга есть рассказ о том, как человек попал в латиноамериканскую тюрьму, точнее, в её пыточную камеру («В комнате смерти» из сборника «Всё предельно»). Там описывается, как герой мечтает, как, выйдя на свободу, купит посреди обычного американского города в обычном магазине пачку сигарет и с удовольствием затянется, хотя сам и не курит. Потому что он будет свободным и будет иметь на это право. В итоге герой с боем прорвался на свободу и исполнил своё желание.

Когда я зашёл в Киеве в «Фору» и просто купил себе сока, потому что  так захотел, прогуливаясь по окрестностям, то словил себя на мысли, что имею схожее ощущение. Многие вещи начинаешь ценить, только когда их утратил на какое-то время.

Киев, 2015 г. Фото: skyandmethod.com

И ещё одно чувство.

Два мира. Киев совсем не замечает войны. Вне зоны АТО войны будто и нет. Как будто городок на линии фронта, все построения, «аватары», капелланы, наряды, патрули ВСП, милицейский участок с мешками песка и вооружёнными милиционерами в брониках, отдалённый грохот САУ, блокпосты на въезде и выезде из Мариуполя — это просто сон, а привычная обстановка в Киеве — это и есть реальность.

Вам также может понравиться...