Короткоствол: польза и вред

Вопрос доступности гражданского оружия имеет массивный идеологический аспект, который можно разделить на две условные категории. Первая сводится к тому, что человек только тогда будет по-настоящему свободен, когда сможет самостоятельно защитить свою жизнь, и никто не вправе ограничивать его в средствах. Согласно противоположной категории, человек — зверь не очень последовательный,  часто вредит себе и окружающим, если получает такую возможность. Обе категории по-своему правы, но и имеют общий недостаток: они строятся в основном на допущениях и аналогиях, а также слишком оторваны от действительности.

Как защитники, так и противники широкого доступа к гражданскому оружию (в данном случае — боевому короткоствольному, к пистолетам и револьверам) могут доходить в отстаивании своих позиций до крайностей, уходя от первичной темы в непроглядные дебри. Защищая право обычного гражданина на короткоствол в кобуре под пиджаком, можно договориться о том, что каждый человек — ультраавтономный чистый разум, которого окружает война всех против всех. Лишь только тогда в обществе будет мир и взаимоуважение, когда шансы каждого будут уравнены. Звучит весьма привлекательно. В разрезе этой идеи компактное и скрытое боевое оружие получается жизненной необходимостью, которая будет гарантировать социальный мир.

Действительно, огнестрел уравнивает шансы, позволяет выиграть время или избежать неоправданного насилия как веский аргумент. Носить в кобуре за поясом и стрелять может научиться каждый — достаточно несколько раз попробовать и пистолет вряд-ли выпадет из рук при передергивании затворной рамы. Это уже половина успеха. А если тренироваться каждые выходные, то рефлекс быстрого реагирования на угрозу и техника меткой стрельбы доводится до автоматизма. Однако всё это — лишь допущение.

В крайностях позиции запрета на гражданский короткоствол человек представляется как стадное животное, способное лишь неразумно пользоваться предоставленной свободой и перенимать дурной пример окружающих, не особо задумываясь о последствиях. «Есть пушка — будет труп», — примерно так описывает короткоствол в руках гражданина радикальная версия «оружейного аболиционизма». Мы можем даже без труда вспомнить примеры из жизни, которые укладываются в эту логику. Ведь правда, человек сильно зависим от эмоций, а общество сотрясают регулярные всплески бытового насилия. Далеко не каждый отдельно взятый конфликт заканчивается смертью. Но в случае доступности боевого короткоствола смерть получает шанс забрать больше живых душ.

Таким образом, наличие компактного и убойного оружия, которое всегда имеется под рукой, серьезно повышает вероятность летального исхода в случаях бытовухи, хулиганства или грабежа. Только вовсе не обязательно трупом окажется насильник, хулиган или грабитель — ведь пистолет может быть у каждого, и агрессор его обязательно снимет с предохранителя первым. Было бы странно не проверить пистолет на поясе перед тем, как лезть в бутылку, согласитесь. И не обязательно агрессор задумается о возможных последствиях — ведь кулаки и ножи идут в ход ежедневно в тысячах городов и сел Украины ещё до того, как разум осознает ненужного таких действий. Все это заканчивается уголовным делом и тюрьмой, угроза которых почему-то вовремя не останавливает пьяного любителя показать, кто на районе самый главный.

Как видим, — оружие это в первую очередь инструмент, упрощающий убийство одного человека другим. Люди — существа весьма крепкие, но современное огнестрельное оружие с ними легко расправляется при помощи короткого движения указательного пальца. И лишь во вторую очередь оружие становится весомым аргументом не затевать или не продолжать насилие. Об этом, если мы говорим о необходимости принять социальное решение, которое ставит под вопрос чью-то жизнь, нам следует помнить в первую очередь. Следовательно, опираться в своем выборе нужно на реалии, а не идеологические заключения, как убедительно бч они не звучали. Сперва — реальная жизнь, а потом уже идеи, которые её объясняют.

Официальная уголовная статистика, представленная Генпрокуратурой Украины, говорит о возрастанию уголовных правонарушений за 2016 год. Всего зарегистрировано 592,5 тыс.  правонарушений, что на 27,4 тыс. больше, чем в 2015.

Количество особо тяжких преступлений незначительно снизилось (19 тыс. в 2016 году против почти 21,5 тыс. в 2015), а тяжких стало существенно больше (213 тыс. в 2016 году против почти 178 тыс. в 2015). При этом серьезно сократилось количество преступлений, совершенных с применением огнестрельного (579 в 2016 году против 1526 в 2015) и холодного оружия (382 в 2016 году против 849 в 2015).

Такие разрывы в числах говорят об общественной нестабильности и о зависимости выбора совершать или не совершать преступление от множества различных показателей, среди которых которых уровень страха оказаться на мушке у жертвы, очевидно, не самый главный. Однако в целом даже суммарные 2,375 тыс. вооруженных нападений на чуть более чем 40 млн. душ населения нельзя назвать ужасающими, учитывая состояние войны, наличие на руках у населения массы нелегального оружия, а также экономический кризис и общую социальную напряженность.

Даже если удвоить эти цифры, «Дикого Запада» в Украине не получается. Справедливо предположить, что не будет войны всех против всех и при легализации короткоствола костволов. Но при этом возможности защититься собственными силами или в законном порядке нет и не будет у десятков тысяч жертв более «лёгких» преступлений, которые могут так и не попасть в реестр. Статистика домашнего насилия (165 тыс. в 2016 году против 110 тыс. в 2015) и преступлений на сексуальной почве (количество изначилований в 2016 году выросло на 62% звучит уже не так обнадеживающе. Однако, учитывая, что в абсолютном большинстве случаев жертвами становятся дети и женщины, которые не хотели бы, а в некоторых случаях и не могли бы убить своих обидчиков, будь у них под рукой пистолет, и вовсе удручает. А если взять во внимание тот факт, что оружием первый может воспользоваться (или с лёгкостью отобрать) насильник, получается совсем печальная картина.

Выходит, что легализация боевых короткостволов сможет реально помочь только при вооруженных нападениях, в то время как в остальных случаях насилия оно с большой вероятностью лишь усугубит ситуацию. При этом случаев, когда легальный пистолет сыграл бы против жертвы, в прошлом году было в несколько раз выше, чем случаев, когда он мог бы гипотетически (!) помочь предотвратить преступление.

Ситуация двоякая. Вроде бы, следуя духу свободы, мы не можем препятствовать человеку обзаводиться официально зарегистрированным средством самозащиты, потому что нас не будет рядом, когда его полезут грабить. В то же время, допуская это средство, мы способствуем росту летальных исходов при бытовом насилии. Каким бы печальным ни был вывод из реальных данных для любителей боевых короткостволов — их доступность, согласно последним статистическим данным лишь только увеличит количество жертв. Это не значит, что пистолеты — зло, и за них нужно усиленно карать. Это значит только то, что в текущей ситуации пистолеты нам навредят, как может навредить неверно прописанное лекарство или операция не на том органе, на котором нужно. Это следует просто принять, если вы действительно хотите людям добра.

А что до средств самозащиты — вы можете купить травматический или газовый пистолет, которые могут эффективно остановить или попросту напугать злоумышленника. Эти средства полностью легальны, а вероятность летального исхода при их применении существенно ниже. Нужно лишь получить разрешение, которое выдают отнюдь не всем. А вы думали, что на боевой короткоствол получить его будет проще?

Об общественной защите необходимо заботиться, но не всегда огнестрел может как-то помочь. Так же не может помочь правоохранительная сфера, которая допустила полмиллиона преступлений за один только 2016 год. Пути выхода из ситуации нужно искать, но это уже совсем другая история, и короткоствол в ней — далеко не главная тема.

Вам также может понравиться...

  • В Україні відсутній закон про зброю. Але за 10 років засуджено 52 тисячі осіб. За порушення НЕІСНУЮЧОГО ЗАКОНУ!
    МОГО ТОВАРИША СУДЯТЬ ЗА КОПІЮ ДУЛЬНОЗАРЯДНОГО ПІСТОЛЯ! Знов таки не існує закону який він міг би порушити.
    Далі!
    Проект закону про зброю три роки у Верховній Раді. Його досі не проголосували. Натомість пхають дискримінаційний закон.

  • Sergey Semenov

    Ну начнём с того, что 11% топят прежде всего не за легализацию короткоствола, а за нормальный закон о самозащите.
    Аргумент по поводу домашнего насилия нерелевантен, поскольку сейчас дома у всех, кому это нужно, есть легальное оружие. Короткоствол относительно домашнего насилия изменит ровно ничего.

  • Tami Rae

    Еще одна с плохих причин: люди, имеющие психиатрический диагноз не смогут защитить себя, статистика показывает, что они подвергаются насилию и унижениям больше чем нейротипики. Я даже не за себя говорю, например, праваки считают, что легализация огнестрелов защитит женщин от насильников и грабителей не учитывая тот факт, что женщина, которая пережила в прошлом травмирующие события и заработавшая ПТСР (даже не биполярное или шизофрению) и имеющая диагноз не может пользоваться такой возможностью. С другой стороны, людей с расстройствами, которые без официального диагноза, довольно много, просто в нашей стране это табуированная тема, всяких подонков не остановит даже диагноз, если они бы хотели получить оружие, они его получат, заплатив при этом какой-то персоне. Это тот случай, при котором такие как я не защищены и в минусах от (предположительно) легального огнестрела. Есть пример США, стрельба в школах Колумбайн и Сэнди-Хук, а также прошлогодняя трагедия в Орландо за все говорят – никто не застрахован от решивших пострелять болванов.