Война и нация глазами морских свинок

Морская свинка не является, «маленькой свиньей-мореплавателем». Левый интеллектуал в наших условиях тоже не всегда «человек пытающийся развивать теорию человеческой эмансипации».

20 декабря на сайте «Спільне» появилась удивительная статья Дарьи Поповой «ВІЙНА, НАЦІОНАЛІЗМ ТА ЖІНОЧЕ ПИТАННЯ  : пошук шляхів феміністичного активізму в Україні».

Объектом критики является проект «Невидимый батальон». Феминисток обвинили в попытке «вписать» женщин в «националистический дискурс» за раскрытие фактов гендерной дискриминации в армии и на фронте.

«Ініціатива більшого залучення жінок та інших меншин до війни може мати великі шанси на успіх, адже вона «вписується» в націоналістичний дискурс», – пишет Дарья Попова.

Заметим, что в слова «дискурс» и «национализм» она вкладывает значения, сильно отличающиеся от словарного.

«Дискурс» и «национальное»

С «дискурсом» с статье Поповой все просто. Это слово используют давно в качестве междометия или ритуальной формулы. С «дискурсом» текст выглядит таинственнее и основательнее. Ближайший аналог –  крестное знаменье. Его христиане тоже налагают на себя по совсем непонятной и нелогичной системе. Они, то отгоняют зло, то истово крестятся перед церковью, как будто хотят быстренько экзорцировать злого попа прямо из храма на небеса. Это знак – подтверждения веры перед злыми и добрыми высшими силами. Знак причастности к религиозной общине.

Так вот «дискурс» – крестное знамение восточноевропейского интеллектуала (не обязательно левого), который использует его вместо слова «идеология» и во всех прочих случаях продиктованных академическими или псевдоакадемическими верованиями и ритуалами.

Это слово не стоит понимать, как «порядок слов, форма высказывания и приоритет».  Оно означает в устах интеллектуала или интеллектуалки что-то близкое к слову «хитрая хрень». И ничего больше.  Подошло бы и просто матерное слово, но это противоречило бы претензиям буржуазного «светского священства» на право эксплуатировать гуманитарный диплом в качестве средства сакрального производства идеологии. Псевдонаучная терминология повышает рыночную цену высказывания.

filtruj-diskurs

Картинка Васи Ложкина

Национализм и «национализм»

Теперь поговорим о термине «национализм» и его употреблении в тексте Поповой. Что же значит это слово?

Если, собственно, идейные националисты отрицают «национализм» «невидимого батальона», то Дарья Попова ТОЧНО пишет не о праворадикальной идеологии.

Отбросим самую тупую версию.   Если национализм – украинство, то тогда автор вряд ли писал бы свой текст на украинском. Собственно «украинский проект» и начинается с того, что провинциальный дворянин Иван Котляревский пишет переложение «Энеиды» и водевиль «Наталка Полтавка» на простонародном языке. Так что мы можем констатировать, что Дарья сама поддерживает украинство. То есть продолжает «украинский проект», которому уже более 200 лет. Кстати, об этом она может прочитать у исследователя национализма Бенедикта Андерсона (автора, превосходящего не только интеллектом, но и левизной коллектив «Спільне») в «Воображаемых сообществах».

dyakuyu

 

«Национализм» в указанной выше цитате рассматривается госпожой Поповой, как нечто на что могут повлиять феминизм и мультикультурализм, сделав «национализм» еще сильнее.

Если под «национализмом» подразумевается (предположим) национальное строительство… То тогда мы еще в большем тупике. Если верить предисловию и сноскам в статье Дарьи Поповой, то это нацстроительство “проходит” по новому «проекту». Предыдущим она считает ОУН-УПА.

Хотелось бы напомнить, что различные версии визии Украины были и у УССР. Мы видим ее и у сталинских руководителей, воевавших против ОУН-УПА. Она отличалась от того, как видели будущее Украины руководители автономной украинской государственности Петр Шелест или Владимир Щербицкий.  Кстати, проекты ОУН и УГВР – два разных подхода к будущему Украины. То есть с 1943 года это совсем другая форма национализма.  Свое видение имели и советские диссиденты-шестидесятники, и подпольная УГКЦ, и диаспора.  Было разное представление об Украине у президентов и оппозиции. Большой вклад в формирование современной политической нации внесли УБК и оранжевая революции. И если УБК никогда не выдвигало социальных требований (что бы там не выдумывал вождь партии Соцрух Владимир Чемерис  ) , то уже «оранжад» прошел с требованиями «национализации предприятий олигархов». Но оба движения были в высшей степени национальными и националистическими, как по составу так и по лозунгам.
Нынешняя Украина выстроена Кучмой (экономика) и его оппонентами (политика).  Современное нациостроительство сделана по лекалам либерального крыла оранжевых и патриотической части регионалов. Это «креольская» нация. Нынешнее украинство не привязано ни к крови, ни к культуре.  Оно является гражданским и для него, например, этнонационалисты из ВО «Свобода» ровно такие же враги, как и русофилы.

Даже три года войны с «русским миром» на Донбассе не вывели идейных наследников Донцова из идеологического и политического гетто. Интегральный национализм  прямо противоречит конституции, христианству и мещанскому здравому смыслу. Собственно, тем «скрепам», на которых держится современный украинский консерватизм.

Более всего на наследников Донцова похожи сторонники «русского мира».  Оправдание самых животных инстинктов, империализма, пропагандистская трескотня, рассчитанная на туповатого и закомплексованного инфантила.  Все это вы можете найти не только в блогах Холмогорова, но и в книгах Донцова.

Интегральный национализм не очень привлекателен для современных украинцев. Проблематично объяснить цель, ради которой имело бы смысл вырезать нацменьшинства при всяком удобном случае.  Гораздо ближе к современному пониманию национальной идеи подошел украинский художник и писатель Лесь Подервянський.

 

Такая идея совсем не оставляет места для империализма, иллюзионизма и прочих «измов» из 30-х.

Единственное, что объединяет ОУН-УПА и поколение нынешней войны –  «вот вся эта русофобия» (термин выдающегося русского правого интеллектуала и мотоциклиста Залдостанова). Но не будем забегать вперед.

Национальное строительство

Если нацстроительство плохо, то госпоже Поповой, наверное, будет любопытно проследить эти «националистические» процессы в Европе в таком близком ей, если верить ее же фейсбуку, Лунде и его университете.

Например, ей стоит пронаблюдать, не пытаются ли левые интеллектуалы отгонять от храма науки представителей нацменьшинств, чтоб они (не дай боже!) не послужили «усилению шведской нации»! Боюсь, что Дарье не удастся найти такую ЛЕВУЮ организацию. А сама интеграция меньшинств вызывает нытье и агрессию, как раз идеологических националистов.

Дарью должен раздражать национализм партий Шотландии, которые не апеллируют к национальному единству шотландцев в килтах. Они считают шотландцами всех, кто готов построить мультикультуральную проевропейскую Шотландию.  То есть и женщины и нацменьшинства становятся частью национального проекта строительства Шотландии и ЕС!

«Националистами» (в терминологии Дарьи Поповой) не будут голландские социалисты, в прошлом агитировавшие против иностранных рабочих, которые размывали национальное сознание местного белого рабочего класса. Основатель «Спільне» Владимира Ищенко ездил к этим евроскептикам агитировать против евроассоциации с Украиной.

Сейчас, конечно, эта партия не так высоко держит флаг социализма для белых, но перемещение иностранных рабочих с востока не может их не волновать. Голландские социалисты-патриоты не против украинских унтерменшей, но полагают, что унтерменшам все же лучше будет житься дома, а не в капиталистических Нидерландах, например. Они не националисты. Они готовы дать денег на поездку говорящей украинской обезьяны, которые поддерживает идеи евроскептицизма. Тогда они могут сказать, что действуют не только в интересах белого рабочего класса, но и занятных говорящих гоминид с дикого востока.

ukrainer

 

«Национализм» для Поповой любое частное требование национального или гендерного равноправия, не направленное категорически против нации, но при этом как раз раздражающее ксенофобов правого и левого толка?  Или все же не любое?

Также в этой системе координат совершенно невозможно не критиковать Андрея Репу, который оправдывая нелепую своим «антивоенным содержанием» акцию против обрезания стипендий, сравнил общество с человеческим организмом. И призвал к гармонии. Это, кстати, распространенная у правых консерваторов метафора. Национальный организм предполагает подчиненность различных органов тела (классов, сословий) «голове» (элите).  Но мы не видим гневных выпадов против консерватизма Андрея Репы. Это ведь благотворный и пацифистский конструкт.

«Национальный организм» и «гармония» в национальном государстве хорошо, а равенство женщин – плохо?

Нация и общество

Нация, конечно, длится во времени. Это форма организации государства и общества, базирующаяся на самоиденификации и гражданстве. Сейчас, пока не закончилось время национальных государств – продолжается национальное строительство/разрушение. Общество и нация существуют на одной территории и включают, зачастую, ровно тех же людей.

Нация все время меняется. Меняются мифы, появляются новые «общепризнанные» трактовки политических и исторических событий. Сегодняшняя политика завтра становится историей, а послезавтра превращается в национальный миф.  Внутри нации и общества закрепляются и рождаются этнические и гендерные стереотипы. Внутри нации они же и разрушаются. Потому что политика неотделима от нации и общества.  И если вы предпочитаете все общественные процессы считать национальными, если общество заключено в национальные, культурные, языковые границы.

Нация естественна и искусственна. В ней изощренная ложь о героическом прошлом сочетается с суровой физической необходимостью использовать одни мосты, дороги и общественные сортиры. Это форма общежития, изобретенная людьми. В канализации  нет ничего естественного, но мы живем в домах с канализацией и водопроводом, которые подчиняются законам физики. Это та же смесь «естественного» и «искусственного», которая характерна для условий жизни разумного биологического вида, который давно отказался от жизни в пещерах и уже не борется с гиенами за право погрызть кости умершей антилопы.

В нацию включено гражданское общество, которое тоже не более чем социальное изобретение, как канализация или нация. Люди руководствуются правами человека, которые тоже специально придуманы и существуют ровно столько, сколько времени вы в них верите. Политическая жизнь отражает противоречия экономического базиса, которые превращаются в набор изобретений, мифов, иллюзий и кривых зеркал «национальной» надстройки.

Извините за общее место и смесь из азбучных положений конструктивизма и классового анализа. Иногда полезно побыть Капитаном Очевидность, чтоб было понятнее, насколько алогичен и чужд материализму взгляд Поповой на человеческое общество.

Кто «вписал» марксизм и анархизм «в националистический дискурс»?   

Марксизм, всегда признавал всемирность претензий своей политической философии, но никогда не отрицал, что формы политической и классовой борьбы зависят от национальных границ.

«Само собой разумеется, что рабочий класс, для того чтобы вообще быть в состоянии бороться, должен у себя дома организоваться как класс и что непосредственной ареной его борьбы является его же страна. Постольку его классовая борьба не по своему содержанию, а, как говорится в “Коммунистическом манифесте”, “по форме” является национальной»

Карл Маркс  «Критика Готской программы»

Анархизм в синдикалистской форме на уровне практики после Амьенской хартии признал, что классовая борьба пролетариата ведется на уровне классов национальных экономик. Поэтому и методы и политическая философия анархистского движения могут отличаться в разных странах. И они традиционно отличаются.  Даже сейчас анархизм представлен рядом традиционных «школ». Синдикализм англо-саксонских стран отличается от «континентального» и латиноамериканского. А южноамериканский «эспецифизм» построен на базе платформизма, но приспособлен к местной специфике.

Стоит признать марксизм и анархо-синдикализм так же ««вписывающимися» в националистический дискурс»?  Это зависит, конечно, от того что выгодно Дарье Поповой и ее хорошим знакомым. Ну и важно за что согласится заплатить гонорар фонд Розы Люксембург (близкий к умеренно пропутинской Левой партии), спонсирующий «Спільне» .  Мы уже немного писали и о предпочтениях фонда и партии год назад.

«Националистический проект»

Настоящие «левый интеллектуал» или «левая интеллектуалка» никогда не держится за одно четкое определение одного слова. Попова не исключение. Проиллюстрируем:

«Отже, зняття обмежень у військовій структурі та надання видимості бійчиням – позитивне явище для тієї категорії жінок, котрі беруть участь у розбудові українського націоналістичного проекту. Більш за те, зміна патерналістського законодавства щодо армії може сприяти зміні його цивільного відповідника. Тим не менше, проекти, які підтримують жінок лише в рамках націоналістичного дискурсу, можуть бути емансипативними тільки для певної категорії жінок, не враховуючи інших, котрі можуть страждати й від українського націоналістичного проекту, і внаслідок війни.»

В другом месте Дарья пытается немного конкретизировать значение слов «националистический проект»:

«Важливою складовою українського націоналістичного проекту є прагнення повернути території, втрачені за останні роки. Цю тему активно обговорюють у ЗМІ, супроводжуючи її героїзацією людей, котрі мають ці території відвойовувати (тепер не лише чоловіків, а й жінок). Але що з цього приводу думають жінки, які мешкають на територіях, безпосередньо зачеплених військовим конфліктом? Чи є повернення міст до складу України пріоритетом для них? Яким є їхнє місце в сучасній націоналістичній Україні? Дослідження «Війна і трансформація повсякденності: жіночий погляд» піднімає завісу над цими питаннями.

Як показало дослідження, здебільше жінки відчувають безсилля, нездатність вплинути на ситуацію та щось змінити (Потарська, Дутчак 2015: 32).»

То есть «националистическим проектом» является не только национальное строительство, но и сопротивление оккупации. То есть там бы, где при западном внешнеполитическом гегемоне борьба называлась бы «антиимпериалистической» у Поповой она называется «националистической». Против Америки – антиимпериалисты. Против РФ – националисты.

Это тоже традиционный левый прием. Не всю ложь в нашем мире придумали клерикалы, фашисты, неолибералы и империалисты. В советской пропаганде времен холодной войны прокремлевские национальные движения назывались национально-освободительными и антиимпериалистическими, а оппоненты гегемонии СССР (даже исповедующие левую идеологию, как в Анголе) получали ярлыки «националистов» и «прислужников американского империализма».

В одном месте Попова упоминает национализм и националистические цели феминисток в Южной Корее, но национализм в этом случае  оправдывается… антиамериканской борьбой.

Как бы не порицала Дарья Попова милитаризм, она все же признает, что феминистка может оставаться на левых антиимпериалистических позициях и поддерживать войну против агрессора.  Так и пишет:

«Лівий фемінізм радше стоїть на позиціях антиімперіалістичної боротьби та припускає можливість насильницького супротиву (Tischler 2000), тоді як радикальний фемінізм критикує армію та війну як патріархальні структури, що можуть бути тільки шкідливими для жінок. На мою думку, обидві критики є доцільними, і бойові дії може бути застосовано лише в крайніх випадках»

У нас в Украине, если мы правильно понимаем поток сознания госпожи Поповой, таки не крайний случай. У нас можно и не сопротивляться врагу, наверное. Но и тут мы недооцениваем способность левых интеллектуалов и интеллектуалок занимать сразу несколько позиций.

«Ситуацію в Україні ускладнено тим, що, крім громадянської війни, на сході країни наявні акти російської агресії (російські військові, військова техніка), і це звужує можливості для антивоєнної позиції. По-перше, існують застереження , що за відсутності армії військовий конфлікт може поширитися на інші території України.

По-друге, факт того, що військові дії відбуваються на території України, заважає поставити знак «дорівнює» між можливостями антивоєнної позиції для України та, наприклад, США чи Росії, які є країнами-агресорами і в яких антимілітаристична позиція очевидна для лівих та радикальних феміністок»

Вот оно. Оказывается, Украине таки что-то угрожает! То ли угроза оккупации Украины, то ли факт того, что не Украина оккупировала российскую территорию, а все ровно наоборот, то ли знание этих фактов большинством женщин мешает победе идей миролюбия в феминистском движении!  Конечно, если бы Украина сейчас бомбила Воронеж, то антивоенная позиция Дарьи Поповой была бы понятнее самим украинцам.

Впрочем, тут на помощь «левым интеллектуалам» приходит путинский концепт «гражданской войны на Украине». Без него «борьба за мир» скатывается к обычному коллаборационизму и сотрудничеству с захватчиком.

«У контексті України емансипація жінок неможлива без інституційних змін, перегляду збройного конфлікту та соціально-економічної політики в цілому. По-перше, важливим фактором благополуччя жінок (і не тільки жінок) є налагодження діалогу з наявними Донецькою та Луганською народним республіками та нівелювання планів щодо їх «звільнення». По-друге, «іншування» жителів та жительок Донбасу та мова ненависті, спрямована на них, є негативними явищами, яких варто позбуватися. Крім того, неабияке значення має опір курсу країни на неоліберальні реформи, які виштовхують частину населення за «межу бідності»»

Как понимать этот фрагмент?

Во-первых, Украина должна согласиться с ультимативным требованием Кремля и признать ЛДНР договороспособными субъектами, заключить с ними мир и прекратить попытки с ними воевать. То есть признать, что назначенные  Кремлем лидеры ОРДиЛО являются самостоятельными субъектами.

Во-вторых, мы должны воспринимать граждан Украины, сбежавших из ЛДНР как некую квазинацию «жителей и жительниц Донбасса», хотя они в Киеве, Днепре, Запорожье, Харькове и на сопредельных подконтрольных территориях часто живут уже третий год, а примерно половина (есть разные оценки) НИКОГДА НЕ ВЕРНЕТСЯ НАЗАД. Им там все объяснили по поводу их «инаковости» в «ОРДиЛО» и продолжения лекции они не хотят. Ребра и пальцы на руках им еще нужны.

Теперь поговорим о «языке ненависти» и реальности.

Если ты левый или либерал, то должен выступать за упрощение регистрации ВПЛ (и внутренних трудовых мигрантов) на новом месте жительства и включения их в списки избирателей. Не потому что буржуазный парламентаризм является методом решения социальных вопросов, а потому что фактических «недограждан» проще игнорировать.

Проблема в том, что это как раз социальная, а не национальная дискриминация.  И решение ее возможно даже в рамках капитализма без социальной революции и  обязательного освоения грантов на преодоления языка ненависти.   Потому что это не любимая левая «игра в слова» на академической лужайке. Это конкретный прямой интерес довольно большой группы (1,6 миллиона человек) наемных работгников и мелких буржуа.  В стране есть группы давления либерального толка, которые продвигают подобные идеи. И это (как и феминизм, например) общее у идейных  левых и либералов.

В-третьих, причиной бедности (вопреки статистике) в статье Поповой называются неолиберальные реформы. Спешу расстроить Дарью. У нас бедность, в первую очередь, связана с обвалом гривны 2014 года, а не с «неолиберальными реформами». Единственная ощутимая «реформа» – повышение платы за отопление В ЭТОМ ГОДУ. Все остальное – последствия войны и «дефолта в рассрочку», которым стало обесценивание гривны в 2014 -2015 годам.  Пик падения доходов пришелся на первый год войны.  Кстати, как с «неолиберальными реформами» стыкуется национализация «Приватбанка»?   Неолиберализм, конечно, может и тут виноват, но искать следы всемирного еврейского заговора продуктивнее. При должной сноровке и антисемитизме его можно найти везде, а на «неолиберальные реформы» это мало похоже. Хотя, если заменить слово «неолиберализм» на «вредная хуйня», то в словах левых интеллектуалов удастся найти толику смысла.

В «неолиберализм» записывается любая уступка духу голой наживы в государственном управлении. Напомним, что стремление к наживе – принцип экономики капитализма.  И путь к сверхдоходам правящего класса не обязательно лежит  только через разгосударствление собственности или захват общественного имущества. Нет. Вы останетесь, как гражданин или гражданка, владельцем предприятия, которое вам еще придется поддерживать из налогов. Просто всю прибыль от его деятельности получит тот, кто сможет контролировать менеджмент предприятия, а не гражданин-совладелец.

Есть страны, где государственная собственность эффективнее используется монополистическими группами, чем, если бы она была в их собственности. И мы живем в такой стране!

Украинские энергодобывающие и энергогенерирующие компании, государственный железнодорожный транспорт другие «естественные» и не очень монополии субсидируют частные предприятия за счет льготных тарифов, размещения заказов, торгового посредничества. Это «маленькое государство» «неолибералов»? Это система субсидирования национального производителя неконкурентными методами.

Какой «неолиберализм», например, в России, где 70%- экономики сосредоточено в госсобственности? Это не свободный рынок. Это кумовской капитализм. Им был. Им и остается. Именно он, как мы понимаем, и является тормозом дальнейшего экономического развития. Такой тип капитализма характеризуется срастанием госаппарата и бизнеса. Это в разной форме проходит в Украине и России, но в результате мы имеем министров и губернаторов с матрасами, набитыми наличкой.

Экономика способна расти дальше, но на ней сверху разместился мощный пресс коррупционного государства.   Восточная Европа обречена на отставание, возможно, так же по причине кумовского капитализма. И самым комфортным объединением для него является Таможенный Союз. Потому что тогда членами единого надгосударственного образования стали бы страны с довольно близкими коррумпированными режимами, в которых Государство не является «исполнительным комитетом» правящего класса, а самостоятельной силой, как при бонапартизме.

Это не неолиберализм, но это таки капитализм. И он может иметь самые удивительные и отталкивающие формы. Государство может не только перераспределять доходы в пользу эксплуатируемых, но и субсидировать эксплуататоров за счет налогов эксплуатируемых, как об этом давно писал Петр Кропоткин.

Это не может устраивать ни мелкую, ни среднюю буржуазию, ни различные группы наемных работников в реальной экономике. Эти классы недовольны. И держать их под контролем можно либо подачками, либо силой. Если они выходят на Майдан, то в них просто необходимо стрелять. Иначе правящим  классам крупной буржуазии и бюрократии придется делиться. Вот чтоб не делиться, чтоб Сечин и Ротенберг могли спокойно жить и идет война на Донбассе. Больше никаких причин нет. Это реализация старого совета Глеба Павловского российской власти. Десять лет назад он рекомендовал «дать революции в морду».  Российская власть прислушалась в 2014 и теперь решает внутренние проблемы борясь против тех, кто сверг коррумпированные режимы Сирии и Украины. Не имеет значения кто победил. Путину важно сохранить его порядок и российский режим, чтоб сохраниться, вынужден нападать на «организаторов проамериканских путчей».

Война – проявление кризиса кумовского капитализма.

Против равноправия

Напомним, что изначально критиками проекта «военного феминизма» были украинские ультраконсерваторы, которые увидели в «невидимом батальоне» идеологическую диверсию против основ национального мировоззрения, которому неимоверно вредят эмансипированные женщины и геи. Хранители священных рощ дремучего национализма вышли в крестный (или языческий) интернет-поход  против самих идей уравнивания прав мужчин и женщин, как антинационального проекта, который рушит вечную  иерархию.

Рационализма от правых ожидать не следует. Они избавились от этой химеры. Вот что пишет у себя в ФБ замечательный правый политик и самобытный мыслитель Илья Кива.

«Сексизм Иисуса Христа заключался в том, что он есть самой ключевой личностью в истории человечества, совершив подвиг искупления грехов, тем самым навсегда разделив роль женщины, хотя и не менее важную но уже навсегда второстепенную и мужчины.

И последние- Бог действовал через мужчину, а дьявол через женщину. Вспомните про Адамово яблоко…»

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=742292902595529&id=100004444778679

seksizmkiva

Из своих редутов поддерживают критику борьбы за равноправие и левые интеллектуалы из журнала «Спільне». Андрей Репа и Владимир Ищенко (основатель журнала) бичевали либеральных феминисток за патриотизм и советовали подождать с равноправием в армии до того момента, который эти почтенные и высокообразованные господа сочтут подходящим. То есть подвергли либеральный реформизм радикальной интернет-критике. Младшее поколение «левых интеллектуалов» не отставало от старших. Вот что заявлял в своей публикации о «Невидимом батальоне»  в феврале 2016 года выдающийся эксперт во всех вопросах Тарас Саламанюк:

«Але чи повинні тоді жінки й чоловіки воювати взагалі? Це має вирішувати кожен особисто. Я, наприклад, виходячи зі своїх антинаціоналістичних поглядів поглядів, не бачу сенсу помирати за національні держави. Особливо за таку регресивну державу, якою є сучасна Україна. Особливо в безглузді гібридної громадянської війні на Сході. Тому такі дослідницькі потуги продемонструвати нерівне становище жінок, що переважно добровільно пішли в АТО, виглядають для мене, м’яко кажучи, дивним. Про яку рівність тут йдеться? Право нарівні з чоловіками організовувати вбивства «ворожих» жінок та чоловіків під іншими національними прапорами, захищаючи таким чином свою патріархальну та капіталістичну батьківщину? Воістину, для досліджень гендерної рівності в Україні є інші, набагато перспективні напрями»

Тут все хорошо. От путинского пропагандистского конструкта о «гражданской войне», до отеческих рекомендаций дамам-феминисткам. Саламанюк предписывает женщинам включаться в борьбу за мир, а равноправие подождет. Как и правые консерваторы, Тарас клеймит врагов, апеллируя к моральным и эмоциональным аргументам, а не к разуму. Это характерно не только для консервативной, но и для военной пропаганды, которая не должна быть слишком «умной», чтоб не отпугнуть потенциального сторонника. В этой статье Тарас указывает, что именно должны делать женщины в этой ситуации, манипулируя терминами «патриархальная» и «капиталистическая».

«Левые интеллектуалы» за работой

Мы поняли язык и расшифровали послание Поповой. В текстах «левых интеллектуалов» всегда можно обнаружить основную политическую идею. Она не следует из анализа фактов. Наоборот, факты подгоняются по самую актуальную (для автора) идею. Это не научные статьи, ведь ответ уже известен и целью «исследования» является корректирование картины мира и фактов под идеологический концепт.  Наукообразность текста должна доказать, что автор не зря получил гонорар. Он соблюл «канон».

Например, статьи Саламанюка вполне соответствуют этим критериям. В каждом из его текстов главной является политическая тенденция, которая опирается на разной убедительности софизмы и риторические приемы. Это не несколько страниц бессмысленного набора слов, а сводимая к паре предложений пропагандистская демагогия, замаскированная под «экспертный взгляд», «аналитику», «рецензию».

Факты подгоняются под политическую философию, а не служат материалом для соответствующих выводов. Этот сталинистский интеллектуальный прием хорошо исследован в «Проблеме метода». Сартр называл это «волюнтаристическим идеализмом».  В таком случае «левый интеллектуал» занимается не развитием политической теории, а насаждает политической идеологию.

В случае Саламанюка и Поповой это не партийная линия самой правильной рабочей партии, как принято у традиционных большевиков, а консервативный буржуазный популизм «Оппозиционного блока».

То есть поддержка позиции части коррумпированной бюрократической и капиталистической элиты, которая прямо выиграет от поражения Украины в конфликте с Россией. Собственно, содержание текстов на «Спільне» в вопросе войны согласуется с позицией только этой парламентской  партии. «Левые интеллектуалы», скорее всего, БЕСПЛАТНО занимают позицию в фарватере Вилкулов, Бойко и Левочкина. Во всяком случае, нет никаких доказательств сотрудничества «Спільне» и парламентской фракции «партии мира».

Это уже далеко не «левизна». Это классовая позиция самых крупных украинских капиталистов, которые заинтересованы в «диалоге с Россией». Они не гордые и готовы к диалогу и через ЛДНР. Главное, чтоб баблишко капало.  Но не Ахметов, Фирташ или Пинчук заказывают музыку в  «Спільне».

Журнал рассчитан не на отечественную аудиторию. Политические спонсоры (спрос на «левую экспертизу) находятся на Западе. «Понимающая Путина» часть западных левых, не сможет согласиться ни с какой другой позиции по Украине. Их устроит только колониальный захват Украины. То есть мирное соглашения на условиях Путина. Это не только результат влияния ФСБ, это не только заказ со стороны европейского бизнеса, заинтересованного в снятии с России санкций, это не только цивилизаторский расизм Знающего Белого Человека. Это все вместе.

«Понимающие Путина» очень озабочены судьбой украинского народа, который, по их мнению, будет жить при прорусской фракции клептократии лучше, чем при прозападной. Пока что бедные украинские варвары не могут понять, как будут они счастливы при «федерализации» Украины по рецептам РФ и русских националистических боевиков, но не все потеряно. Нужно, чтоб гибкие украинские интеллигенты объяснили эту идею народу и когда-то наконец-то и украинцы и сирийцы заживут при тех диктаторах, которые понравятся европейским левым популистам.

Конечно, немного смущает, что мы уже сталкивались с подобным подходом к внешнеполитическим конфликтам в прошлом веке.  В формально независимом Протекторате Богемии и Моравии (после «федерализации» Чехословакии) жилось не так уж и плохо. Им руководил президент-чех Эмиль Гаха. Слабоумный старик, но 100% чех. Сам Протекторат был частью «жизненного пространства» германской нации. Против оккупации  боролись (если верить нацистам) только сумасшедшие чешские националисты и наймиты британских спецслужб. Запад не предал Чехословакию в 1938. Он просто хотел мира.

—-

Есть длинный список коллаборационистов во Второй Мировой, которые прикрывались левой циммервальдской фразой. Марсель Деа с его призывом «не умирать за Данциг» занимал последовательную антиимпериалистическую (против Британии) и пацифистскую позицию. Этот атеист, социалист, антимилитарист и интеллектуал закончил свою жизнь инкогнито в монастыре, скрываясь от союзников. Во время оккупации этот милый человек возглавил фашистскую партию «Национально-народное объединение» на базе «Социалистической партии Франции – Союза Жана Жореса».   Часть руководства синдикалистского профсоюза ВКТ поддерживало лозунг «лучше рабство, чем война». Получили и то, и другое, и позор после войны. Бывший лидер парламентской фракции коммунистов Бомбаччи боролся против войны и за мир, был под судом за пораженчество во время Первой Империалистической, брал деньги у русских за работу агента Кремля. Пламенный публицист и оратор.   Потом его жизнь сделала пируэт. При Муссолини он был тоже пламенным сторонником «пролетарского фашизма» и с этими убеждениями был расстрелян, как функционер республики Сало.

Кстати, среди членов редакции есть люди, которые могли бы перевести биографии  и избранные материалы этих авторов. Например, Андрей Репа мог бы сделать материал, в котором бы подробно рассказывалось, как до оккупации Франции Марсель Деа цеплял на себя шестиконечную звезду в знак солидарности с убитыми евреями, но после оккупации смягчил антифашистскую позицию и признал, что Франции пригодятся только «полезные евреи». Интересна также деятельность Деа в антифашистском комитете интеллектуалов, его интересные предложения социальных реформ в духе «конструктивного социализма» и попыток провести фашистские реформы в экономике «слева». Он не просто коллаборационист. Он все же великий левый интеллектуал, который реально смотрел на современность и принимал ее вызовы.  Деа хотел для своего народа только МИРА с братским германским народом.  А до поражения Франции в войне трудно было найти большего сторонника левого единства, чем старина Марсель.

Это очень важная и полезная работа. Редакция журнала должна показать, какая светлая перспектива есть у украинских левых при реализации мирного плана Кремля. Будьте проще, господа, и на ваш розово-коричневый огонек придут нужные социально-консервативные кадры. Не очень умные и достаточно социально консервативные. Все как вам и надо.

Вам также может понравиться...

  • Морская свинка не является, «маленькой свиньей-мореплавателем». А ДАРЕМНО.

  • Я ще слово “парадигма” люблю, його зазвичай ставлять замість розділових знаків десь поруч з дискурсом.

    А опше ще не дочитала, многабукв, но я стараюсь)

  • “Визия”?! Это из какого дискурса, вообще? О_о

    • Это украинизм. Сознательный. http://sum.in.ua/f/vizija

    • Ясно. А то в русском я такого вообще не слышал, а нагуглил только из корпоративного сленга, типа “миссия и визия нашей организации” :)

    • Alexander Rysev, у нас (в украинском) это более раннее (как я понимаю) заимствованием. Оно как бы значит и видение, и план, и образ… и призрак. ;-)

    • Ну понятно, что это vision, просто в русском такого заимствования вообще никогда не встречал, но выяснилось вот, что в корпоративном сленге вовсю юзают :)

    • То ли девушка, а то ли виденье :)

    • А то ли визия.

    • То ли визия, а то ли виденье

    • Ukrainian Russian

  • Имя

    Одна морская свинка ответила второй морской свинке, а все пусть читают.

  • чипованный задрот

    Блог скатился в говно