Об анархо-феминизме и всеобщем освобождении

 

301

Поводом к написанию этой статьи послужила публикация на Нигилисте текста Руби Флик “Анархо-феминизм”. Прежде всего хотелось бы поблагодарить переводчицу: статья действительно важная, так как представляет собой попытку очертить основные программные тезисы анархо-феминизма как течения. Такое подытоживание облегчает работу как сторонникам, так и критикам анарха-феминизма.

Утверждения авторки можно разделить на две большие группы. Во-первых, она описывает гендерную дискриминацию и утверждает, что анархистское движение слишком часто воспроизводит внутри себя традиционные гендерные схемы. С этим я могу согласиться.

Вторая же группа тезисов касается возможных путей к освобождению, и здесь на первый план выходит наиболее, как мне кажется, спорное утверждение “мы также утверждаем, что освобождение должно произойти в малочисленных группах единомышленников” (в английском оригинале говорится еще определеннее: об аффинити группах), а также о “создании свободного общества на основе существующих групп и институций” (в оригинале говорится не о “создании”, а об “эволюции”: “Anarchist feminist say that the goal is not to fabricate the new and artificial social forms but to find ways of articulating people so that out of their groupings, the institutions appropriate to a free society might evolve.”).

Существует довольно обширная критика аффинити-групп, причем как анархистская (см., например, “Постлефтизм. Сферический анархизм в вакууме”), так и феминистская (например, “Тирания бесструктурности”). В копилку этой критики я хотел бы добавить только один тезис:аффинити не способны вырасти в новое общество сами по себе в силу экономических причин.

 

Дело здесь в природе экономической власти при капитализме. Капиталистическое общество не ставит над вами надзирателя с нагайкой. Оно “всего лишь” контролирует производство необходимых для вашей жизни вещей. При этом вы не можете начать производить для себя в силу отсутствия ресурсов. Вы могли бы выращивать свою еду сами, например, но вся земля обычно кому-то принадлежит. Кроме того, попытка жить робинзоном будет означать существенное снижение уровня жизни, так как вы не сможете сами производить все то, что входит в нормальную потребительскую корзину современного человека. Не имея ресурсов, вы идете наниматься на работу, но там вам платят обычно столько, что никаких существенных сбережений из этой суммы сделать не получается.

Рассмотрим теперь аффинити-группу, состоящую из самых обычных наемных работников и работниц при капитализме. Какие ресурсы могут быть в ее распоряжении? Давайте сразу исключим те источники обеспечения, которые: а) случайны; б) очевидно сомнительны этически, как то проценты с собственного капитала, деньги из немецкого федерального бюджета, распределяемые через припартийные фонды или подачки от богатого папы.

В распоряжении такой группы находятся только ее участни_цы с их зарплатой, которую они вынуждены отрабатывать. Это практически обрекает такую группу на “активизм выходного дня” и сводит решаемые вопросы к способам организации досуга.

 

Проблема только в том, что свобода в нерабочее время и так существует при капитализме. При этом вы еще и обречены на потребление капиталистических товаров, так как без этого способы осмысленного проведения этого времени весьма и весьма ограничены. Получается оксюморон: “дозволенный бунт”. Нормально работающей капиталистической системе нет нужды разгонять вашу акцию “Еда вместо бомб”. Ей достаточно, чтобы продукты для нее вы купили в супермаркете.

 

Свобода в дозволенных капиталом рамках – это попросту норма. Задача радикальных движений – эти рамки раздвинуть.

Но здесь возможно серьезное феминистское возражение: описанная выше капиталистическая свобода всегда по-честному существовала только для мужчин. Действительно, женщины долго были поражены в своих правах даже формально, а неформально их “свободное” (т.е. нерабочее) время отнюдь не свободно в реальности и сейчас. Под таким углом высказывание Руби Флик оказывается имеющим гораздо большие основания, чем казалось поначалу.

Ситуация со свободой в современном обществе и дискуссия по этому поводу между анархистками и анархистами выглядит примерно как в стихотворении Карла Сэндберга “Землекопы”:

«Двадцать человек стоят, наблюдая за землекопами.

—        Равняющими бока канавы,

Где поблескивают пласты тускло-желтеющей глины;

—        Врезывающими острие лопаты

Все глубже и глубже

До дна вновь заложенной газовой магистрали;

—        Стирающими грязь с взмокшего лица

Красными банданами

Землекопы работают без передышки…

Приостанавливаясь… только чтоб вытянуть ноги из вязкой глины, которая их засосала.

Из двадцати смотрящих

Десять бормочут: „Ну и адова же это работа”.

А десятеро: „Мне бы хоть эту работу”!»

 

Мужчины в силу своего положения обладают свободой в том объеме, который это общество вообще готово предоставить массовому человеку (и немного больше, но об этом ниже). Поэтому их протест — бунт против убогих, в общем-то, рамок этой свободы. Женщины же скорее скажут “мне бы хоть эту свободу”.

Возможен ли синтез этих позиций в рамках либертарного движения? На самом деле, опыт подобного синтеза уже есть. В 1906 году Всеобщая конфедерация труда во Франции приняла Амьенскую хартию, провозгласившую единство борьбы против капитализма и за улучшение положения рабочих здесь и сейчас. Этот документ заложил основы революционного синдикализма.

Мне думается, что синтез анархистских и феминистских идей и практик возможен в рамках своего рода постсиндикализма. Постсиндикализм — поскольку двадцатый век продемонстрировал огромное многообразие конфликтов, не сводимое только лишь к борьбе на рабочем месте. Либертарному движению узко в рамках “рабочизма”. Однако единство радикальной перспективы и укорененности в насущных вопросах — важный стратегический принцип, который может быть распространен на все эти столкновения.
В применении к женскому освобождению это означает, что здесь и сейчас надо бороться за равноправие и прокачивать представленность женщин в наших организациях.

Этот принцип может быть также ответом на надвигающуюся глобальную угрозу правоавторитарного популизма. В связи с победой Трампа широко обсуждается тезис о том, что виновата репрессивная политкорректность. В этом есть доля истины. Система дает мужчине из низших и средних классов не только личную свободу, но и свободу доминировать над женщинами и меньшинствами. Леволиберальный мэйнстрим а-ля левое крыло Демпартии предлагает отнять последнюю, ничего не предлагая взамен. Естественно, что тезис “отдайте кусочек свободы в обмен на ничего, потому что мы считаем это справедливым” не встречает большого одобрения. Позиция SJW  обречена на мощное противодействие. Стоило поддержке демократов среди меньшинств пошатнуться, и правые сказали свое слово.

В рамках постсиндикалистской же позиции можно сформулировать гораздо более привлекательную перспективу: “да, вы поступитесь свободой угнетать, но взамен вы получите свободу от ваших угнетателей”. Это открывает путь к построению долговременного стратегического альянса между разными группами угнетенных. И я думаю, что именно так мы сможем победить.

Вам также может понравиться...

  • https://www.facebook.com/987052714668821 Elena Georgievskaya

    Неточность там сознательная, но, наверно, надо смириться с избытком англицизмов вроде “аффинити-группа”. Хотя иногда от новояза типа “благодаря гайдлайнам и референсам двое фулл-тайм джуниор-дизайнеров за полгода выросли до миддлов” откровенно мутит.

    • https://www.facebook.com/1887930858098102 Artem Kotowsky

      Забукай митинг-рум для ревью эстимейта

    • https://www.facebook.com/1015809241796755 Дмитро Десятерик

      буееееее

    • https://www.facebook.com/915868668458735 Sergij Podlepić

      lol