Украинские мифы / Ukrainian myths

English translation

Дмитрий Окрест
Изначально этот текст был написан для греческой газеты «Апатрис» (буквально «Без родины»). Еще до старта «антифашистского» дискурса со стороны Юго-Востока анархисты Эллады слабо понимали ситуацию на Украине: горят «молотовы», площадь занята, над толпой развеваются черно-красные стяги. Однако европейская левая сцена настроена негативна по отношению к Майдану (например, и антиимпералисты, и их оппоненты из «антидойч»). Греки просили не отчеты с места событий, а рассказ о предпосылках, посему материал получился отчасти хрестоматийный – в стиле учебников истории за 9ый класс.
Кратко о самом проекте : газету стали издавать на острове Крит, затем корпункты появились на континенте. Сейчас ежеквартальный тираж составляет 14 000, планирует выйти на цифру в сорокет. Распространение бесплатное, финансирование за счет бенефитов и взносов читателей. В планах выйти на средиземноморскую арену, поэтому греки активно ведут общение с испанцами, итальянцами, турками, египтянами и сирийцами на предмет создания текстов на местах. Затем перевод на английский и адаптирование к местным реалиям. Может и вам есть, что сказать сынам Зевса. Дерзайте — [email protected]

Demonstrators clash with riot police officers at Maidan, Kiev's central squ
Миф первый. Казацкий
В нынешних границах Украина стала единой только по итогам Второй мировой войны: прежде она была разделена множеством империй, а сами жители, населяющие эти территории, не называли себя украинцы. К концу Средних веков Левоборежье Днепра стала прибежищем для беглых крестьян, которые компактно селились вместе, чтобы с оружием отстаивать независимость от турков. Они боролись за привилегии в рамках Речи Посполитой, из-за чего разгорелось восстание Хмельницкого в 17-м веке, которое некоторые марксисты рассматривают как буржуазную революцию. Спустя сто лет, в XVIII веке, императрица Екатерина ликвидировала Запорожскую сечь, после чего украинское казачество как класс перестало существовать. Со временем казаки – это то ли сословие, то ли нация – стали привилегированной группой граждан в Российской империи.

Им одним из немногих дозволялось свободно носить оружие, выбирать себе глав и иметь относительную автономию. Именно за это казаки стали оплотом царского режима при разгоне революционеров. Сейчас миф о казачестве активно используется как украинскими националистами, чьи колоритные представители с длинными усами в национальной одежде красовались на баррикадах, так и русскими в Крыму, которые носят одежду начала 20 столетия. Этот ретрофетишизм придает им историческое обоснование на продолжение своих действий.

Миф второй. Польский
Западная Украина имеет длительные отношения с поляками, которые прежде были далеко не безоблачны. Эти земли входили в состав Речь Посполитой, а после второго и третьего разделов Польши, состоявшихся в 1793 и 1795 годах, название «Западная Украина» закрепляется преимущественно за землями, которые входили в состав Австрии. Несмотря на наличие полонизмов в местных диалектах и облегченный визовый режим, прежде поляки и украинцы активно враждовали: вплоть до 1939 года в большинстве случае поляки жили в городах, а украинцы в сельской местности.

На требование предоставить больше автономии, официальная Варшава отвечала усилением полицейского режима. Первоначально действия Украинской Повстанческой Армии, чей черно-красный флаг виден на митингах, носили антипольский характер. УПА крайне неоднородна. под этим названием часто ошибочно объединяют разные отряды, стоявшие на разных идейных позициях, часто даже воевавшие друг с другом. например УПА Бульбы Боровца – это бывшие полицаи, отказавшиеся участвовать в карательных операциях и убийствах евреев и ушедшие партизанить против немцев. ОУН-УПА – совсем другое. Тема УПА вообще крайне неоднозначна. Вплоть до подписания пакта Молотова-Риббентропа УПА с симпатией наблюдали за советским опытом, но затем они непосредственно столкнулись с красной армией (редакция полагает, что автор имеет ввиду ОУН).

Сейчас УПА — это стержень национальной идеи многих украинцев. УПА первоначально зародилась отдельно от ОУН на Волыни и называлась «Полесская Сечь». На полях можно сказать о расколе ОУН на бандеровцев и мельниковцев. Кстати, смешной факт: «Правый сектор» зовет себя «бандеровцами», но использует мельниковскую символику. Некоторые источники о ней пишут как о «крестьянской самообороне». Ее идеология эволюционировала в левую сторону, приближаясь к левому национализму басков. Широкой гамме идейных разночтений способствовало и то, что УПА была раздроблена и действовала партизанскими методами. После Голодомора за СССР они наблюдали уже без всяких симпатий, и сами в довоенный период никакими социалистами они видимо не были. Их теоретиком основным был ницшеанец-мистик Дмитро Донцов – он был интегральным националистом, много взявший  от французских и итальянских фашистов, но не от гитлеровцев. Лидером же стал ни разу не левый Евген Коновалец.

Несмотря на отчасти левый поворот именно в 1943 году произошла печально известная Волынская резня. Кроме Волынской резни, ОУНовцев, в частности Романа Шухевича, обвиняют в активном участии в Львовском погроме — против евреев в первую очередь, в первые дни после вступления в город вермахта.

В советской, а следом за ней и российской историографии, за сотрудничество с верхматом УПА считаются коллаборационистами, однако скорей они просто пытались вылавировать между двумя тоталитарными империями. Мифология УПА это один из немногих примеров современной украинской идентичности, именно поэтому их флаги развеваются наряду с официальными флагами. Национальный бэкграунд, казачий и бандеровский, с чисто исторической точки зрения — весьма неоднозначны, но как и все мифы — имеют лишь косвенную связь с реальной историей сегодня.

Миф третий. Русский
Население Киева присягнуло русскому царю еще в середине XVII века. С тех пор, за исключением коротких промежутков войн и революций, Центральная и Юго-Восточная части Украины аж до 1991 года шли рука об руку с Россией. Они тянутся к Москве, потому что они заселялись волнами миграции из России в 18-19 веках. Основанный в 1869 году Донецк (в царские времена он назывался Юзовкой) — цитадель донских казаков, которые стали наибольшими патриотами России.

Русский язык активно используются на Юге и Востоке страны, а также в Киеве, множество людей являются двуязычными. Одним из предвыборных обещаний попавшего в немилость президента Виктора Януковича было придать ему статус государственного. Несмотря на большое количество русскоговорящих, русский язык был вытеснен на обочину и только в 2012 году обрел статус регионального. В советские годы была жестка русификация, уже в 90е стартовала топорная националистическая политика по спасению украинского, которая ничего не дала. Политики с обеих сторон активно нагнетали языковой вопрос: про-украинские карикатурно ущемляли, про-российские карикатурно защищали, это была обоюдовыгодная игра. Вкупе с утверждение, что западные украинцы – продолжатели дела коллаборационистов, это не добавило симпатиии жителей восточных регионов, несмотря на общий скепсис к власти Януковича.
kharkiv-ast
Миф четвертый. Не наша революция
Этим утверждение левые и анархисты обосновывали собственный отказ от участия в демонстрациях. На фоне разговоров об ассоциации с Евросоюзом, на который многие украинцы возлагали надежду, действия левых выглядели непонятными. Они мимикрировали под социальных активистов, не стараясь озвучить собственную повестку. Придя спустя несколько месяцев к необходимости ввести собственную риторику, многие левые столкнулись с тем, что идеологический вакуум занят правыми, некоторые из которых к тому же нападали на леваков.

Лояльность протестующих к оппозиции и ультраправым постоянно колеблется. Пока не ясно, кто «снимет сливки»: вероятно, одна из политических сил Евромайдана будет опрокинута в процессе внутренних разборок. Например, сейчас возникают серьезные конфликты между разными группами ультраправых. Правым удалось повести за собой людей, поскольку тем надоело второй месяц стоять на Майдане без видимого результата. Люди начали серьезно сомневаться в эффективности мирных акций. Да и в политиках разочаровались — те открыто занимались сливом протеста, больше думали о следующих выборах и боялись пустить бунт на самотек. Правые пытаются преподнести себя в свете позитивных националистов, которые борются с режимом. Для них сейчас очень важно показать себя с благоприятной стороны и не проявлять свою маргинальность.

В Киеве благодаря ультраправым и футбольным фанатам, никогда не чуждых насилию, уверенность в возможности успешно сопротивляться милиции охватила толпу. Важным моментом было и то, что изначально это был именно протест против действий милиции, сотрудники которой напали на мирный пикет студентов. Всякая диктатура стремится избежать слишком откровенного использования силы, однако если же вынудить сорвать маску и показать подлинное лицо, то это вызовет такое углубление борьбы, которое отрежет путь назад. На Майдане реально была идейная эклектика — с одной стороны Евросоюза, свобода предпринимательства, с другой — Бандера, мова, с третьей — увеличение полномочий местных общин, введение общегом инимального дохода и прямого народного контроля за исполнительной властью, основанные на 5 статье Конституции.

Реального присутствия левых на площади нет. Ничего левого нет и в требованиях самого Майдана. Да, висят баннеры, периодически раздаются листовки, на маршах мы шли своей колонной и скандировали левые лозунги, но на вече левая мысль не звучит. Пока левые и анархисты раскачивались, пытаясь себя убедить, что необходимо участвовать не только на личном уровне, была достигнута активная гегемония правых, несмотря на их численное меньшинство. Они смогли добиться своего за счет напора, нахальности и безапелляционности.

Впрочем, по мнению части активистов, требования Майдана – имплицитно левые, даже если они не артикулированы как левые из-за того, что у протестующих нет левого словаря и он скомпроментирован СССР – но это проявляется в антиолигархических и демократических лозунгах. Диктаторские законы 16-го января с множеством запретом был как маркер. После них левые и анархисты включились куда активнее, так как изменился формат и повод протеста.

Что касается левых сил, то плохую службу анархистам сослужила и Коммунистическая партия Украины, чьи бизнес-депутаты были лоялистами Януковича. Они же организовали Антифашисткий пакт, в котором главную роль антифашистов выполнял отряд Беркут — riot police department. Ситуация на Украине наглядно показала и настроения левых в России, которые бросились подписывать заявления, осуждающие события на Майдане. Некоторые особенно четко отреагировали на снос памятников Ленину, который на Украине был скорее символом “коммунистического ига”. Часть леваков, в том числе в среде российских анархистов поддержала Майдан. Однако решившихся повоевать с товарищами на баррикадах оказалось не так много. Майдан стал для украинских и российских политических активистов, леваков и анархистов индикатором, лакмусовой бумажкой, как стресс-тест на готовность к радикальным переменам. Результаты, честно говоря, не утешительны.

Важно понять, что анархисты совсем не неудачники. Например они оккупировали на две недели министерство образования. Организовали студенческую ассамблея, где действовали кинопоказы, лекции, дискуссии, распространение анархистской и леворадикальной прессы и
литературы. «Больничная стража» — это важная инициатива, организованная левыми, в которую включилась куча народа. Волонтеры круглосуточно дежурят в четырех городских больницах. Бывали случаи, когда людей просто похищали из больниц, когда узнавали, что они участники протеста. Часто людей прямо с улицы хватали, если у них были ленточки или каски, отвозили, избивали, а потом заставляли писать признания, и только потом менты и «титушки» отвозили пострадавших в больницы. Сначала целью была публичность, чтобы узнать, кого привезли, как и что с ним.

Российские либералы с момента новейшего сопротивления Владимиру Путину гордятся собственным миролюбием, призывают к гражданскому согласию и ужасаются действиям бунтующей черни, которая посмела радикализировать протест. События в Киеве отлично продемонстрировали то, что в России за красивыми позами и фразам о кровавой диктатуре прослеживается неготовность оппозиции принимать на себя решительный удар. В отличие от левых с обоих сторон, правые в Украине смогли стать авангардом революции.

Миф пятый. Фашистский путч
Однако информация о том, что Майдан был занят только правыми — недостоверна. Внутри «Правого сектора» оказалось несколько структур – «Организация «Трезуб» им. Степана Бандеры», УНА-УНСО, «Белый молот» и «Патриот Украины». Но массовая поддержка «Евромайдана» – обычные жители, составляющие так называемый средний класс. Заметным было включение части бизнес-сектора Украины, который предоставлял здания для ночлега, помогал с финансированием и провизией. За несколько лет «окошмаривания» Януковичем многие предприниматели стали его явным противником.
maidan nazi
Несмотря на годичной давности заявления, что Евросоюз не нужен, правые активно включились: первоначально их насильственные действия были заклеймены как провокаторские, но в боях с полицией их методы стали наиболее популярными. Игра мускулами, длительные тренировки и организованность позволила выставить себя на передний план, а затем вытеснить проснувшихся леваков — так и не собравшуюся левую сотню правые разогнали. Большинство левых и анархистов влились в отряды Самообороны, не артикулируя свою риторику и не выдавая себя. Говорить, что Самооборона — была под правыми — это сильное преувеличение. Конкретно правых сотен было всего семь, а счёт подразделений достиг чуть ли сорока. Большинство сотен были беспартийные и аполитичные, хотя некоторые формально пользовались покровительством тех или иных гражданских движений. Важным уроком прошедших событий стало понимание в систематической работе на формирование горизонтальных структур управления протестным движением. Причем с параллельным внедрением мысли, что и социальная структура в целом должна быть более горизонтально организована.


Ukrainian myths

The 1st myth. Cossack
Ukraine has become united, as we know it now, only after the results of the Second World War: before it had been divided between large number of empires and inhabitants of those territories didn’t call themselves as Ukrainians. By the end of the Middle Ages this land had become the refuge for fugitive peasants. They settled densely to stand up for independence from Turkey. They fought for privilege within the Polish–Lithuanian Commonwealth because of what the Khmelnytsky Uprising in the 17th century broke out. Some Marxists consider it as a bourgeois revolution. A hundred years passed and in the 18th century Empress Catherine eliminated Zaporizhian Sich, that was the end of Ukrainian Cossacks as the class. Eventually, Cossacks – either they are the estate, or the nation – had become a privilege group of citizens in the Russian Empire.

They (among the few) were allowed to possess a weapon, elect the heads and have relative autonomy. That’s what Cossacks became the mainstay of tsar regime for during dispersal of the revolutionaries. At the present situation the Cossack myth is actively used by both Ukrainian nationalists whose picturesque representatives with long mustache and traditional clothes was showing off at the barricades, and by Russians in the Crimea who are wearing the clothes of the beginning of the 20th century. This kind of retrofetishism gives them the historical basis for the
continuation of their actions.
maidan
The 2nd myth. Polish
Western Ukraine has long term relationships with Poles that didn’t use to be so cloudless before. These lands were the part of the Polish–Lithuanian Commonwealth but after the second and the third Poland separation that happened in 1793 and 1795 respectively, the name “Western Ukraine” was given to the lands that were the part of Austria.
Despite a large number of Polonisms in the local dialects and visa facilitation, formely Poles and Ukrainians feuded actively: up to 1939 Poles generally used to live in the cities but Ukrainians did in the countryside.
To the request about greater autonomy, Warsaw authorities replied by reinforcement of police regime. Initially Ukrainian Insurgent Army’s actions, whose black-red flag everyone could see at the meetings, had anti-Polish nature. The UIA is very patchy. Different kinds of squads are often mixed by mistake mentioning this name. They are stand for different ideological positions who frequently fought against each other. For instance, the UIA of Bulba-Borovets, they were the former polismen who refused participation in punitive operations and jews murders and became guerrillas against Nazis. The OUN-UIA acted differently.

The UIA issue, on the whole, is extremely controversial. The UIA was watching with liking the Soviet experience up to sighing the Molotov–Ribbentrop Pact but then they faced with the Red Army directly. Now the UIA is the core of the national idea for many Ukrainians. Firstly the UIA arisen separately from the Organization of Ukrainian Nationalists (OUN) in Volyn and was called “Polissian Sich”.

Some sources define it like “peasant self-defense”. Its ideology evolved to the left direction approching to the left-wing nationalism of Basques. It’s possible to say about the split inside the OUN into two parts – followers of Bandera and followers of Melnykov. It’s rediculous that “Pravyi Sektor” calls themself “Bandera followers” but uses Melnykov’s symbols. The UIA was splitted and used guerrilla methods what led to a wide range of ideological interpretations. But they watched the USSR without any sympathy after the Holodomor and at the pre-war period they apparently were not socialists. Their main theorist was Nietzschean-mystic Dmytro Dontsov. He was integral nationalist who took a lot from French and Italian fascists but not from Hitlerites. The UIA leader Yevhen Konovalets was far from left-wing.
In spite of the left direction, in 1943 famous Massacres of Poles in Volhynia happened. Beside participation in Massacres in Volhynia, OUN (and in particular Roman Shukhevich) is to blame for active participation in the Lwów pogrom – against Jews, first of all, during the first days of the Wehrmacht’s entering in the city.

In the Soviet and later Russian historiography the UIA is considered as collaborationists for cooperation with the Wehrmacht, however they were likely to try to maneuver between two totalitarian empires. The UIA mythology is one of the few examples of modern Ukrainian identity, that’s why their flags are fluttering in the one row with official flags of Ukraine. From a historical perspective, national background, Cossack and Bandera, is rather controversial, however, as all myths, they have just indirect relationship with the real history of today.

The 3rd myth. Russian
The population of Kyev swore the Russian Tsar in the middle of the 17th century. Since then, except short periods of wars and revolutions, Central and Southeast parts of Ukraine had friendly relationships with Russia up to 1991. Their commitment to Moscow can be explained by the fact that they were inhabited by the waves of migration from Russia in the 18th-19th centuries. Founded in 1869, Donetsk (Yuzovka at the Tsar times) was the citadel of Don Cossacks who became the most patriotic about Russia.

Russian language was used actively in Southern and Eastern parts of the country and also in Kyev; a lot of people are bilingual. One of the promisses of the President Yanukovich was to make Russian the official language. Despite a big number of Russian speaking people, the Russian language was displaced and only in 2012 gained the status of regional. At the Soviet period there was tough Russification but in the 90s clumsy nationalist policy on saving the Ukrainian language started that led to nothing. Politicians from both sides forced language issue actively – pro-Ukrainian ones infringed rediculously, pro-Russian ones defended rediculously, that was mutually beneficial game. They say that Western Ukrainians are the followers of the collaborationists’ business. In spite of common scepsis towards the Yanukovich authority, this fact didn’t add any sympathy of the dwellers of the Eastern regions.
maidan
The 4th myth. Not our revolution
Leftists and anarchists justified their own refusal from participation in demonstrations by this statement. Taking into account the talks about association with the EU, which was the hope of many Ukrainians, the actions of leftists looked strange. They pretended to be social activists without the attempts to announce their own agenda. After several months they came to the necessity of own rhetoric. Many leftists faced the fact that ideological void was occupied by the right-wing who, in addition, attacked leftists.

The loyalty of protesters towards opposition and far-right fluctuate constantly. It’s still not clear who will get the best position, in all likelihood, one of the political powers will be overthrown in the process of inner conflicts. For example, now there are serious conflicts between different groups of far-right. They managed to lead people because Ukrainians were fed up with just staying at Maidan without any visible results. People started seriously doubting the efficiency of peaceful protest. Furthermore, they have disappointed in politicians who literally tried to reduce the activity of the protest, thought more about next elections and were afraid of letting the riot drift. Rightists are trying to promote themselves as positive nationalists who are fighting with the regime. Now for them it’s highly important to behave in a favorable way and not to claim about their marginality.

In Kyev, because of far-rightists and football hooligans actions who are used to the violent actions, the crowd was grabbed by the feeling that successful resistance to the militia is possible. One more important thing, firstly that was the very protest against militia’s actions because the officers attacked peaceful student picket. Any dictatorship tends to avoid too direct use of force however if it is revealed and the true face is shown, it will cause strong deepening of the struggle and there won’t be the way back. In Maidan there really was a new ideological eclecticism – firstly, it was the EU with the freedom of entrepreneurship, secondly, the endeavor to Ukrainise the society, thirdly – increasing the power of local community, the introduction of a general minimum income and direct people’s control over executive authority based on the 5th Constitution article.

There is no real presence of leftist in the square. There is nothing left-wing in the requirements of the people from Maidan. Surely, there are banners, time after time leaflets are being handed out, at the marches we were walking in our own column and crying out left slogans but there is no left idea at the people gatherings. As long as leftists and anarchists were reflecting the situation, trying to persuade themselves that it’s necessary to take part not only on the personal level, right-wing hegemony happened even despite their minority. They achieved what they wanted because they were pushy, impudent and categorical. But, as the part of activists think, the Maidan requirements have the left content which embodied in anti-oligarchic and democratic slogans. After dictatorial laws from 16th of January with lots of prohibitions leftists and anarchists became more active because the form and reason for protest had changed.

What for left forces, business-deputies of the Communist Party of Ukraine were supporters of Yanukovich. It was they who organized Antifascist Pact where the main antifascists were riot police department Berkut. The situation in Ukraine demonstrated Russian leftists mindset who rushed to sign applications judging Maidan events. Some of them reacted strongly to demolition of Lenin statue who was mostly the symbol of “communist yoke” in Ukraine. Part of leftists including Russian anarchists supported Maidan. However there were not so many people dared to join the comrades at the barricades. For Ukrainian and Russian political activists, leftists and anarchists Maidan has become the indicator as stress-test for readiness to radical changes. And the results, to tell the truth, are not comforting.

It’s very important to understand that anarchists are not losers at all. For example, during two weeks they were occupying the Ministry of Education, organized Students’ Assembly where film screening, lectures, discussions took place and anarchist and far-left literature and press were being spread. “Hospital guards” organized by the anarchists was an important initiative that attracted many people to participate in. Volunteers keep watching in four city hospitals all days and nights. There were cases when injured people had been kidnapped from the hospitals because of their participation in the protests. Very often people also were caught in the streets if they had the ribbons or the helmets, taken away, bitten and then forced to write confessions and only after this procedure cops and “titushki” brought victims to hospitals. At first the target of “hospital guards” was publicity to learn out who was brought to hospital and in which condition.

Since the moment of the newest resistance to Putin, Russian liberals are proud of their own peacefulness, call to civil compliance and are horrified of the actions of rebellious mob who dared to radicalize the protest. Events in Kyev demonstrated perfectly that Russian opposition are not ready to take the brunt. Unlike leftists from both sides, rightists in Ukraine managed to become the vanguard of the revolution.

EU, UPA , Svoboda and Ukraine’s national flags displayed at Euromaidan.

EU, UPA , Svoboda and Ukraine’s national flags displayed at Euromaidan.

The 5th myth. Fascist Putsch
Nevertheless, the information that Maidan was occupied only by rightists is unreliable. There are several structures inside “Pravyi Sektor”, they are ““Trezub”Organization behalf of Stepan Bandera ”, the UNA-UNSO, “Belyi Molot” and “Patriots of Ukraine”. But the mass supportive force of Euromaidan is ordinary people who belong to so-called middle class. It was remarkable that business sector of Ukraine also joined the protest; they provided people by the buildings for the night, helped with finances and food. After some years of Yanukovich regime many entrepreneurs have become totally against him.
Despite a year-old claims of rightist that Ukraine didn’t need the EU, they started taking active part in the protest. Firstly their violent actions were announced as provocation but eventually their methods were the most successful and popular in fighting with the police. Long trainings, good shape and organization let them play the first role and then displace awaken leftists. Rightists dispersed “the left hundred” who even didn’t fully gathered. Majority of leftists and anarchists joined the Self-defense Squads without revealing their views. Telling that Self-defense was ruled by rightists is exaggeration. Speaking particularly, there were seven “right hundreds” and about forty subdivisions. Majority of hundreds was non-party and apolitical although some of them formally were under protection of the civic movements. Understanding the way of creation horizontal structures of management inside the protest movement has become an important lesson of the latest events. Including the idea that social structure on the whole also must be organized more horizontally.

Вам также может понравиться...

  • На месте читателей – а я нахожусь именно в этом положении – я бы сошел с ума. Это полный провал с точки зрения донести какую-нибудь мысль и информацию

  • тут автор в чате говорит, что хотелось бы более развернутой критики)

  • Экскурс в исторю украины и украинского этноса привел меня в ступор – я ничего не понял. Потом почему-то сразу начинается обсуждение различий между фракциями националистов, при этом опускается вся история 17-19 века и период революции. Почему, зачем? Опять же ничего не понятно на самом деле. Потом кратко о майдане. С точки зрения информации и пояснений к ситуации было бы даже лучше просто дать заявление АСТ старое и по ситуации на юго-востоке – толку было бы больше, хотя я и не сторонник трескучей сугубо “классовой” риторики. В общем требовалась популярная объясняющая статья, а неонятно совершенно ничего

  • Была же какая-то неплохая статья на либкоме – эти за то, эти за это, основные проблемы и участники такие-то…

  • Jag

    УКРАИНА И РОССИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ
    https://www.youtube.com/watch?v=RXIakz5S9k8

    Очень хорошая лекция

  • Jag

    Стоить отметить, что черно-красный флаг использовался запорожскими казаками задолго до УПА
    http://awo-onyshchenko.livejournal.com/330327.html

  • Какое адовое количество опечаток, например!

  • Августин

    вікі каже, що УПА не існувало, коли підписували пакт Молотова-Рібентропа. що за нах?

  • Украинские мифы / Ukrainian myths http://t.co/VAvpl7u71j