Распад WRP – из первых уст


3-healСаймон Пирани

В спорах вокруг Социалистической рабочей партии[1] и того, как она отреагировала на обвинения в изнасиловании и сексуальных домогательствах, выдвинутые в адрес одного из её руководителей, в качестве наихудшего из возможных сценариев приводился распад Рабочей революционной партии в 1985 году. Звучали предупреждения, что если SWP не одумается, она кончит так же, как и WRP. Такие утверждения исходят из того, что распад WRP был чрезвычайно плохим событием. Будучи одним из многих бывших членов WRP, по-прежнему активных в рабочих и общественных движениях, я пишу этот текст дабы показать, что: 1) распад был в высшей степени хорошим событием; и 2) хотя между этими двумя ситуациями есть значительные различия, из событий 1985 года можно извлечь уроки общего характера о «революционной морали» и формах организации рабочего класса. Даже по прошествии стольких лет распад WRP остаётся эмоциональной темой, во всяком случае для меня, и я не хочу делать вид (как часто делают в дискуссиях среди левых) будто поднимаюсь «над» своими эмоциями или постулирую «объективные» истины. Это просто моё видение. Учитывая, как тяжело был завоёван наш опыт, мы можем по крайней мере попытаться поделиться им.

Во-первых, стоит напомнить некоторые ключевые факты о распаде WRP. Он был вызван исключением из этой группы её вождя, Джерри Хили. Его обвинили в: а) сексуальном насилии над женщинами, входящими в партию; б) физическом насилии над членами партии; и в) клевете на Дэвида Норта, секретаря Рабочей лиги США (некогда аффилированной с WRP), будто он является агентом ЦРУ. Сексуальное насилие в случае Хили имело совершенно иной масштаб и носило более исключительный характер, чем действия, о которых идёт речь в SWP. В письме секретарши Хили Эйлин Дженнингс, впервые поднявшем этот вопрос в главных комитетах WRP, перечислялись 26 жертв. Это указывает на масштаб, позволяющий использовать такие эпитеты, как «неоднократный» и «широко распространённый».

healy_gerry_200

Джерри Хили

Деяния Хили носят сложный характер, который стоит подробного анализа; любая попытка их коротко резюмировать будет иметь изъяны. В листовке, изданной в 1986 году, я писал: «Недавнее расследование, проведённое контрольной комиссией WRP с привлечением письменных и устных показаний, показало, что Хили систематически злоупотреблял своим высокопоставленным положением в партии для сексуальных действий в отношении товарищниц против их воли». Отредактированная версия отчёта контрольной комиссии содержится в мемуарах моего друга и товарища Нормана Хардинга (который входил в комиссию); они выложены в интернете. Ни одна из жертв Хили не написала заявление в полицию, и старый козёл умер в 1989 году, его преступления так и не получили юридической оценки.

В 1986-1987 годах члены WRP стремились в дискуссии лучше понять отношения власти, которые присутствовали в сексуальных злоупотреблениях Хили. Один из важных сюжетов заключался в том, что некоторые аспекты можно было сравнить с инцестом. Много лет спустя, в 2011 году, я выступал с речью, в которой попытался осмыслить это. Я определил действия Хили как «серийные изнасилования, подобные тем, которые практикуются отцами или дядями в отношении девочек или в таких учреждениях, как католическая церковь, за которые в случае поимки и суда насильники могут ожидать большие тюремные сроки». Контекстом служило сходство WRP с религиозной сектой по многим параметрам, которое я тоже попытался раскрыть (внизу есть список ссылок, включая упомянутые мной источники).

Согласно конституции WRP, в случае дисциплинарных проступков необходимо было зафиксировать обвинения, уведомить обвиняемого и рассмотреть их на собрании партийного органа. Обвинения против Хили были зарегистрированы, согласно процедуре, центральным комитетом. 25 членов ЦК проголосовали за, 11 против; Хили исчез и не явился на собрание. Несколько из 11 его сторонников сформировали фракцию. Неделю спустя, когда обвинения были рассмотрены, они тоже исчезли; Хили тогда исключили из партии.

Стоит рассмотреть, на каких основаниях сторонники Хили отвергали выдвинутые обвинения, несмотря на обилие свидетельств. Их безусловным рефлексом был переход к заявлениям, что Хили – жертва правительственной спецоперации. С тех пор у них было более четверти столетия, чтобы продемонстрировать хотя бы кусочек доказательства, которое бы подтвердило этот бессмысленный бред, но этого не случилось. Более важными, по-моему, были их апелляции к «революционной морали», т.е. к их мнению, что поскольку Хили был видным революционным вождём, наша мораль – в отличие от буржуазной морали среднего класса – требует защищать его от любой и каждой атаки.

Одно из моих ярких воспоминаний из 1985 года – партийное собрание в Шотландии, где я тогда жил, проводимое в ту неделю, когда сторонники Хили образовали фракцию, т.е. после того, как обвинения уже были выдвинуты, но ещё до того, как они были рассмотрены. На собрании выступал покойный Корин Редгрейв (брат Ванессы) с защитой позиции меньшинства ЦК и я с точкой зрения большинства ЦК. Редгрейв выступал против обвинений в адрес Хили на тех основаниях, что это ударит по революционному руководству. Во время дискуссии ветеран шотландской организации спросил Редгрейва, может ли он «посмотреть мне в глаза и сказать мне, откровенно, что эти обвинения, насколько вам известно, совершенно безосновательны», т.е. не должны рассматриваться поскольку не соответствуют действительности. Редгрейв ответил перечислением достижений WRP (публикация ежедневной троцкистской газеты, создание большого молодёжного движения, влияние в профсоюзах и т.д.) и продолжил: «Если это работа насильника, давайте набирать побольше насильников». (Иначе говоря, он знал, что обвинения имели под собой основание, но считал, что их нужно снять, поскольку достижения Хили в деле «партийного строительства» их обесценивают.) Это заявление глубоко шокировало присутствующих, и мы с трудом смогли восстановить порядок и продолжить собрание.

Если бы фальшивая «революционная мораль» существовала только в виде злой карикатуры Корина Редгрейва, её было бы легко отмести. Но в определённом смысле WRP до 1985 года держалась на, очевидно, менее сумасшедшей и непристойной (или, может быть, не до конца развитой) версии этой «морали» – в том смысле, что мы были боевой организацией, которой наша идеология предписывает донести определённые истины до рабочего класса и заменить его предательское руководство своим собственным, и делать это мы должны отталкиваясь от набора моральных предписаний, противоположных и превосходящих предписания капиталистического общества. Редгрейв просто довёл до конца позицию, основанную на предпосылках, которые я определённо разделял на протяжении лет.

Лучше всего я могу это объяснить через собственную реакцию на авторитаризм и запугивания со стороны «вождей» WRP. Как и почти все члены WRP, я совершенно не знал о сексуальном насилии Хили до лета 1985 года. (Впервые услышав рассказы о нём, я отчаянно пытался выбросить их из головы – сложная реакция, которую я с удовольствием обсудил бы, но не здесь; поняв больше, я категорически поддержал выдвижение обвинений против Хили.) Но что касается того, как «вожди» запугивают и унижают активистов, я не мог оставаться в организации, не приняв и не свыкнувшись с этим. Хорошим примером моей «революционной морали» была моя реакция на запугивание и исключение из партии молодого активиста – назовём его С. – которого я рекрутировал в WRP в конце 1970-х. В середине 1980-х он имел неосторожность выразить несогласие с рядом вещей, в т.ч. ошибочное – и иногда трусливое – отношение WRP к ирландскому республиканскому движению. На заседании ЦК Хили накричал на С., дал ему пощёчину и ударил его. С. не был избит; он был унижен физически очень слабым человеком, который был почти втрое старше. Я сидел там вместе с другими здоровыми молодыми членами ЦК и ничего не сказал. Пару месяцев спустя С. таки избили, когда он, будучи уже исключён из партии, попытался пройти на собрание, чтобы открыто задать вопросы руководящим членам WRP (там меня не было). Несмотря на то, что я рекрутировал С. – и мы были друзьями в той мере, в которой дружба существовала в нашей такой крутой боевой организации, – я ни разу не позвонил ему и даже не поинтересовался, почему его необходимо было исключать и зачем его избили. (Спустя несколько недель после исключения из партии Хили я снова вышел на связь с С., и мы остаёмся друзьями по сей день.)

В отличие от сексуального насилия, унижение и исключение С. проходило среди бела дня. Многие из нас об этом знали. По моему мнению, принятие нами такого запугивания, проходившего привселюдно, создало такую организацию, в которой Хили чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы практиковать сексуальное насилие без публики. Что объясняет это принятие? Моя память давно уже тщательно стёрла подробности трусости и равнодушия, с которыми я, вероятно, относился к С. после того, как он озвучил «разногласия». Но я знаю, как бы я оправдал это перед самим собой, поскольку многие неприятные вещи я оправдывал так же: партия является носителем революционной традиции, и она одна может проложить рабочему классу революционный путь; её руководство является авангардом, наделённым исторической миссией; всё, что стоит на пути у этого руководства, следует смести на обочину. Если С. не готов занять своё место в этой организации, со всеми её недостатками, какая от него польза в борьбе? А если он не может занять своё место в борьбе, какой смысл беспокоиться о нём?

Такую логику я применял, чтобы подавить инстинктивное смущение перед иерархическим и агрессивным поведением высокопоставленных членов партии. Вступив в WRP, будучи энергичным, но впечатлительным подростком – лучший типаж новобранца для любой секты, – я быстро научился вообще сходу отметать любые мысли об авторитарной форме организации, об абсолютном равнодушии WRP к вопросам угнетения женщин или прав гомосексуалов и о многих других вещах. Теоретический фокус, при помощи которого Корин Редгрейв и ему подобные оправдывали режим WRP, заключался в том, что мы как революционеры основываем своё поведение на наборе моральных соображений, «высших» по отношению к принятым в буржуазном обществе. Делались ссылки на работу Льва Троцкого «Их мораль и наша»… хотя, при внимательном прочтении, даже там позиция Редгрейва разбивается. Троцкий утверждает, что цель оправдывает средства, но предостерегает, что а) она не оправдывает все средства, и б) она сама должна быть оправдана. Очевидно, злоупотребления Хили можно оправдать в качестве «средств» только если считать, как считал Редгрейв, что построение организации не средство, а самоцель. В случае WRP как только построение «революционной» организации, отдельно от широкого движения, сделалось самоцелью, разборчивость в средствах всё больше исчезала.

Говоря «отдельно от широкого движения», я имею в виду не только наличие отличающихся идей, но и отдельное существование во многих других смыслах. В этом отношении WRP тоже была крайним случаем, имея штат «профессиональных революционеров», которые, не по своей вине, были слабо связаны и с рабочим движением, и со студенческими движениями, и с другими типами организаций. Значение для ХХ века второй главы Манифеста Коммунистической партии, которая начинается с утверждения, что у коммунистов «нет никаких интересов, отдельных от интересов всего пролетариата в целом», никогда не обсуждалось. К счастью, именно искренняя озабоченность и связь членов WRP с широким движением – особенно по мере его развития во время шахтёрской забастовки 1984-1985 годов – стали залогом стремительного падения Хили после того, как вопрос сексуального насилия был вынесен на открытое обсуждение. Сейчас я думаю, что с точки зрения единственной «цели», которую я понимаю – движения к коммунизму – WRP до 1985 года в качестве «средства» была не просто бесполезной, а хуже, так что её распад был хорошим событием. И особенно хорошо, что в центре стоял вопрос сексуального насилия.

Что до того, какая связь может быть между WRP и SWP, я думаю, что она есть, и непростая. Во-первых, WRP в некоторых отношениях была особенно экстремальным примером левого сектантства, а в других отношениях она была продуктом давно прошедшего теперь времени (когда такая большая часть профсоюзной культуры была настолько открыто мачистской, а карьера Джимми Сэвила[2] находилась в расцвете). Но было бы глупо игнорировать на этих основаниях наличие связи. По моему мнению, «революционная мораль», посредством которой молодые люди, намеревающиеся покончить с угнетением, прилагают усилия к строительству организаций, которые в конце концов воспроизводят иерархию и отчуждение, это постоянный сюжет.

Во-вторых, мне кажется значительным, что не только WRP, но и две левых организации 2000-х, Шотландская социалистическая партия (SSP) и партия Respect, споткнулись на «моральных» вопросах. С Respect всё было просто: откровенная защита изнасилования со стороны отвратительного Джорджа Гэлловея привела к выходу людей из партии[3]. Случай SSP мне кажется не таким простым. Проблема была не в сексуальном насилии и вообще не в сексе. Одна из проблем, думаю, была в том, что члены партии врали друг другу; другая проблема – культура недоверия[4]. Это тоже «моральные» проблемы, и у WRP они тоже были.

На протяжении многих лет после распада WRP несколько участников тех событий – и намного больше людей со стороны – говорили, что сексуальное насилие со стороны Хили не было «центральным вопросом», и его «политическое вырождение» было важнее. Как с самого начала уверял Клифф Слотер (который, как и все марксистские авторы WRP до 1985 года, был в оппозиции к Хили), сексуальное насилие было-таки центральным вопросом. Что может быть важнее чем распутывание и деконструкция процессов, в ходе которых «революционная» организация – каким бы то ни было сложным путём и за спинами у большинства – превращала молодых женщин, которые стремились бороться с угнетением, в жертв агрессивного «вождя»? Какой процесс может быть более аморальным, с какой угодно действительно революционной точки зрения? Какой к чёрту смысл может быть во всех разговорах о «борьбе с капитализмом», если в «революционных» организациях воспроизводятся формы отчуждения, на которых держится капитализм? И какие из этих форм отчуждения могут быть важнее патриархата и искажённых отношений между мужчинами и женщинами, которые существовали и до капитализма, но являются необходимыми элементами общественных отношений, в которых господствует капитал? По моему мнению, эти и подобные им вопросы имеют первостепенную важность. Я приветствую дискуссию на эту тему.

PS, для тех, кто меня не знает. Я вступил в организацию, предшествовавшую WRP, Социалистическую трудовую лигу, в 14-летнем возрасте в 1971 году; с 1982 года состоял в Центральном комитете WRP; а после 1985 года оставался в рядах организации-преемника (WRP/Workers Press) до 1995 года. Я был редактором газеты профсоюза шахтёров The Miner в 1990-95 годах. С 1990 года я много раз бывал в России и Украине и писал на тему российской истории; я автор книги «Русская революция в отступлении: Советские рабочие и новая коммунистическая элита в 1920-24 гг.». Я участвую в социалистических и рабочих движениях.

Источник


[1] Социалистическая рабочая партия (SWP) – крупнейшая троцкистская партия в Великобритании, основанная Тони Клиффом. Доминирует в Международной социалистической тенденции. Сейчас переживает раскол в связи со скандалом вокруг обвинений одного из партийных вождей, «товарища Дельты», в изнасиловании молодой товарищницы по партии. Поведение этого партийного лидера обсуждалось на протяжении нескольких лет до этого. В декабре 2012 года, накануне январской партконференции, четыре партийца подняли вопрос о внутренней демократии и надлежащем рассмотрении обвинений. Их исключили из партии, но около сотни других активистов образовали фракцию Демократической оппозиции. По данным СМИ, расследование проводили друзья обвиняемого, которые отвергли обвинения, а другие партийцы начали травлю жертвы и её друзей. «Лицо» партии, Алекс Калиникос занял позицию защиты руководства, называя происходящее «сложным дисциплинарным случаем». Калиникоса попросили не приезжать на конференцию в Индии, где как раз тогда в разгаре были массовые протесты против изнасилований. Лояльные руководству партийцы заговорили о «ползучем феминизме», который вскоре погубит организацию. Внутреннюю оппозицию представляли, среди прочих, автор блога Lenin’s Tomb Ричард Сеймур и писатель-фантаст Чайна Мьевиль. Оба вышли из партии после того, как ЦК в марте закрыл дискуссию оправдательным вердиктом в адрес «товарища Дельты». Более сотни членов SWP покинули партию, вступив в новосозданную Международную социалистическую сеть (International Socialist Network). В июле, по данным прессы, «товарищ Дельта» вышел из SWP. Партийный кризис, вызванный скандалом, продолжается. – Прим. пер.

 

[2] Джимми Сэвил (1926-2011) – британская телезвезда и диджей, известный прежде всего своей детской телепередачей Jim’ll Fix It. Спустя год после его смерти были обнародованы сотни обвинений в его адрес в совращении и изнасиловании детей. Были выдвинуты обвинения в адрес учреждений (школ, больниц, тюрем, приютов), которые заминали скандалы при жизни Сэвила, а полиция не давала ход расследованиям. Выяснилось, что телеведущий занимался сексуальным насилием с 1955 по 2009 гг., а возраст его жертв варьировался от 8 до 47 лет (три четверти из них были моложе 18 лет). – Прим. пер.

[3] Единственный член парламента от Respect, избранный в Брэдфорде Джордж Гэлловей в августе 2012 года заявил по поводу обвинений в адрес основателя Wikileaks Джулиана Ассанджа в изнасиловании: «Даже в самом худшем случае, если бы обвинения этих двух женщин были правдой на 100%, и даже если бы их засняла камера в комнате, это не является изнасилованием, во всяком случае никто в своём уме это бы изнасилованием не назвал». И добавил: «Не всех нужно переспрашивать перед каждым введением». Это вызвало шквал критики, в т.ч. со стороны одной из руководительниц Respect Сельмы Якуб (которая вышла из партии) и мэра Брэдфорда Навиды Икрам. – Прим. пер.

[4] 11 ноября 2004 года лидер SSP Томми Шеридан объявил об уходе с поста по личным причинам. После этого газета News of the World объявила, что он изменял жене. Шеридан подал на газету в суд за клевету. В ходе судебного процесса органы правосудия затребовали протокол заседания исполнительного органа SSP 9 ноября. Партия отказалась его предоставить. В мае 2006 года полиция обыскала офис партии и поместила под стражу на 12 дней координатора SSP Алана Маккомса. Когда Шеридан призвал товарищей выдать протокол, они передали его суду: выяснилось, что на том собрании было принято решение об отставке Шеридана, поскольку он собирался обвинить News of the World в клевете, хотя на самом деле её информация соответствовала действительности. Шеридан обвинил исполком партии в интриганстве и клевете против него в целях политической расправы. 29 августа 2006 года он объявил, что выходит из SSP и основывает новую партию Solidarity. На суде 11 членов SSP показали, что Шеридан на том заседании признался, что посещал свингерский клуб, и это признание зафиксировано не только в протоколе, но и на видеосъёмке. Шеридан выиграл процесс, но News of the World подала апелляцию. В ходе расследования обвинений в лжесвидетельстве и запугивании свидетелей полиция изъяла компьютеры из офисов партии и Шеридана. В декабре 2010 года суд признал Томми Шеридана виновным в лжесвидетельстве. 30 января 2012 года он был условно-досрочно освобождён, отсидев в тюрьме один год из трёх. – Прим. пер.

 

По теме:  Верник умер и воскрес для правой политики  

Вам также может понравиться...